Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Наказание членовредительством

В разных странах и в разные эпохи наказания преступников были самыми разными. В Московском царстве, а затем и в Российской империи широкое распространение получило наказание членовредительством. По приговору суда преступнику отсекали или уродовали различные части тела. Составители законов считали, что такое наказание несёт в себе чрезвычайно большое воспитательное значение, но не для наказуемого, а для окружающих его людей.

При Иване Грозном практиковалось отсечение руки вору, пойманному повторно на воровстве. Пойманному же в первый раз отрезали уши. Помимо этого, отсекали руку холопу, если он оказывал физическое сопротивление своему хозяину. Всё это было жёстко регламентировано и применялось по всей стране.

Преступнику отрубают пальцы на руке

С середины XVII века руку рубили тем чиновникам, которые составляли подложный земельный залог. Предполагалось также лишение руки тому, кто замахивался оружием на кого-либо в присутствии царя. За проникновение в чужой дом или на чужой двор злоумышленник тоже лишался руки.

А вот палец отрубали за более мелкие правонарушения. Если кто-то кого-то ударил и рассёк бровь или губу, то такого человека арестовывали и по приговору суда лишали пальца. Зато за обворовывание церкви беспощадно отрубали правую ногу и левую руку. Это же наказание получал тот, кто вначале грабил человека, а затем убивал.

Судебное законодательство не обошло своим вниманием и уши преступников. Их беспощадно резали карточным шулерам и мошенникам. Грабителям, пойманным в первый раз, отрезали левое ухо. Если же этого же человека ловили повторно, то он расставался с правым ухом. Уши также резали тем, кто воровал рыбу из частных прудов или из садков других рыбаков.

Было и очень примечательное наказание членовредительством – это вырывание ноздрей. Находятся они на самом видном месте на лице, а поэтому таким способом метили преступников. Для этого брали щипцы и иссекали или откусывали крылья носа. Если преступление было незначительным, к примеру, мелкая взятка, то на крылья носа наносили лишь небольшие порезы. Со временем они зарастали, и следов почти не оставалось.

Но особо опасным злодеям крылья носа отрезались до хрящей, и такая метка уродовала лицо на всю жизнь. Иногда практиковалось повторное вырывание ноздрей. Данная мера наказания касалась в основном каторжников.

Ещё в допетровские времена распространение получило отрезание языка. Такой жестокий способ наказания применялся к тем, кто выкрикивал антигосударственные призывы, оскорблял людей, лгал под присягой. Очень часто язык отрезали еретикам и старообрядцам.

Чтобы осуществить наказание, приговорённого усаживали на скамью, совали в рот клещи, захватывали язык, вытягивали его наружу и отрезали переднюю часть острым ножом. Если после экзекуции приговорённый не терял способность говорить, то тогда неприятную процедуру повторяли. А вот людям, состоящим на воинской службе, языки не резали. Их прожигали раскалённым гвоздём насквозь. Но данный вид наказания был предварительным перед смертной казнью.

В середине XVII века смертную казнь во многих случаях заменило наказание членовредительством. Эта гуманная мера коснулась в первую очередь воров и разбойников с большой дороги. А вот когда подавили восстание Степана Разина, то многим восставшим сохранили жизнь, но отрубили правую руку. Некоторые вообще отделались отрубанием пальца на правой руке.

Что же понималось в то время под отсечением руки? Это вовсе не лишение руки полностью. Отрубалась лишь кисть по запястье. А когда рубили ногу, то отрубали ступню по лодыжку. При отсечении пальца отрубалась его часть выше первого сустава.

А куду девали отрубленные части тела? Кто-то может предположить, что их скармливали свиньям или сжигали, но это не так. Эту мелочь царское законодательство тоже учло. Вдоль дорог, ведущих к городам, устанавливали специальные столбы и на них прибивали отрубленные руки, ноги, пальцы. Под каждым таким фрагментом тела крепилась специальная табличка. На ней писалось имя преступника и совершённое им преступление. Поэтому каждый мог посмотреть и прочитать, и имело это большой воспитательный эффект.

В заключении следует сказать, что наказание членовредительством никогда не являлось единственным. Его в обязательном порядке дополняло наказание кнутом или батогами. После этого преступник какое-то время залечивал раны, а затем его могли отправить на каторгу или просто выслать в один из отдалённых регионов России.

Когда же приказал долго жить данный вид наказания? Подобные, нетипичные для цивилизованного мира изуверства прекратились при императоре Александре II. Случилось это в 60-е годы XIX века. Российская империя вступала в новую просвещённую эпоху, а поэтому решительно отметала всё старое и отжившее. В наше время уже и в голову никому не придёт применять нечто подобное к осуждённым преступникам.

Станислав Кузьмин