Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Взятие Бастилии

В преддверии Великой французской революции

К концу XVIII века во Франции накопилось очень много политических, социальных и финансовых проблем. Король Людовик XVI (1774-1792) был не в силах решить этот комплекс противоречий. В стране отсутствовало чёткое и понятное всем законодательство, система налогообложения была запутанной, а система сословных привилегий давно отстала от жизни. Ситуацию также усугубляла абсолютная власть короля. Благодаря ей процветали коррупция и продажа государственных должностей.

Изо дня в день власть монарха теряла доверие. Причём не только у народа, но и духовенства, дворянства, буржуазии. В этом вопросе большой вклад в изменение сознания людей внесли такие просветители как Шарль де Монтескье и Жан-Жак Руссо. Они утверждали, что абсолютная власть короля ограничивает права сословий, народа и не даёт стране нормально развиваться.

Данная установка постепенно овладела умами образованных французов. Они начали утверждать, что единоличное правление является анахронизмом. И хотя Людовик XVI, стараясь спасти власть и корону, пытался проводить либеральные реформы как в экономике, так и политике, но он был обречён. Ситуацию усугубляли слабоволие и нерешительность короля. Но надо сказать, что и волевой правитель не смог бы переломить создавшееся положение вещей, так как настал кризис власти, и пришло время менять всю существующую систему.

Восставший народ

Началом кардинальных потрясений и преобразований во Франции стало взятие Бастилии парижанами 14 июля 1789 года. А после этого началась жуткая по своему содержанию череда событий, вошедшая в историю как Великая французская революция. Когда Людовику XVI доложили, что Бастилия пала, он воскликнул: «Немыслимо, это же бунт!» На что один из придворных ему ответил: «Нет, ваше величество, это не бунт – это революция».

Нужно сказать, что к этому всё и шло. Началось всё с созыва Генеральных штатов 5 мая 1789 года. Сами Генеральные штаты – это сословно-представительское учреждение. Возникло оно в XIV веке как орган, сглаживающий социальные противоречия и укрепляющий государственность. Но с 1614 года Генеральные штаты не созывались, так как абсолютной монархии они были не нужны. Однако в условиях тяжелейшего финансового кризиса король вспомнил об этом учреждении и повелел его созвать.

Но Генеральные штаты не захотели повиноваться королю, и 17 июня 1789 года объявили себя Национальным учредительным собранием с комитетом по разработке Конституции. То есть своей инициативой депутаты не только перечеркнули все планы Его величества, но и проявили полное неуважение к королевской власти.

Заседание Генеральных штатов

Вполне понятно, что Людовик XVI не мог допустить, чтобы у него под носом какие-то пришлые господа начали командовать, распоряжаться и решать судьбу государства, игнорируя волю короля. Уже 26 июня по приказу Его величества возле Парижа собралась 20-тысячная армия. Состояла она из наёмных швейцарских и немецких солдат. Многие решили, что теперь на Учредительном собрании можно ставить крест. Но тут в ход событий вмешались простые парижане. Они стали собираться в общественных местах и выражать возмущение поступком короля.

Однако эти возмущения пока ещё не носили агрессивный характер. Люди разговаривали, обменивались мнениями и ждали мирного разрешения конфликта. А войска прибывали к Парижу, и король поменял нескольких министров, заменив их сторонниками крутых мер. 11 июля был отправлен в отставку министр финансов Жак Неккер. Он пользовался авторитетом у депутатов Национального учредительного собрания, но не это было главным.

Неккера поддерживали богатые парижане, считавшие его единственным человеком, способным вывести страну из финансового кризиса. После его отставки банкиры, состоятельная публика, работники биржи впали в панику. Она быстро передалась простолюдинам. Вскоре весь город пришёл в волнение, и 12 июля огромная толпа парижан собралась на площади Пале-Рояль.

Прошёл слух, что ночью немецкие и французские наёмники войдут в Париж и начнут резать горожан. После этого раздались призывы взять в руки оружие. Толпа народа нацепила на шляпы зелёные листья, чтобы отличить своих, и двинулась к Вандомской площади. Путь ей преградил отряд немецких драгун. В них полетел град камней, и наёмники ретировались.

Вдохновлённая победой толпа идёт дальше по Парижу и доходит до площади имени Людовика XV (площадь Согласия). Но в это время появляются наёмные солдаты под командованием обер-шталмейстера Шарля Эжена Ламбеска. Последний действует жёстко, и его подчинённые рассеивают бунтовщиков. Те начинают убегать, а Ламбеск во главе солдат преследует их. Обер-шталмейстер с саблей в руках набрасывается на людей, которые мирно гуляют в саду Тюильри и не имеют никакого отношения к бунтовщикам. Несколько человек ранено, а остальные глубоко возмущены.

Парижан призывают к революции

Разнузданность наёмников всколыхнула весь Париж. На улицах, площадях и в переулках начинаются стычки с солдатами. Полк французской гвардии, дислоцированный в Париже, переходит на сторону восставшего народа. Люди начинают врываться в учреждения государственной власти, сжигают налоговые списки и другие документы. Открываются тюрьмы, на свободу выходят заключённые, город погружается в анархию и произвол. Оставшиеся в городе верные королю войска спешно покидают его.

На следующее утро 13 июля буржуазия решила подчинить восставший народ своей поле, а не обращаться за помощью к королю. Богатые люди сплотились вокруг Народного собрания и заявили, что готовы помочь деньгами и оружием. В городе был создан Постоянный комитет, представлявший собой абсолютно новую муниципальную власть. Для поддержания порядка в Париже создали национальную гвардию и тут же начали записывать в неё всех желающих. Возглавил гвардию Жильбер Лафайет, участник Американской революции (1775-1783).

В округах Парижа создаются батальоны национальной гвардии. Они выбирают командиров и цепляют на шляпы двухцветные знаки – красный с синим. Всё это было сделано очень оперативно – за несколько часов. Уже к обеду на улицы вышли патрули и начали охранять их от разбойников и воров. В городе установились закон и порядок. Но у восставшего народа почти не было оружия, а королевские войска стояли возле Парижа.

Во второй половине дня 13 июля люди занялись активным поиском оружия и боеприпасов. Растащили всё, что было в оружейных лавках, опустошили оружейный склад на острове Лувье, в Доме инвалидов забрали несколько тысяч ружей и пушки. Но вскоре выяснилось, что пороха мало, однако, есть большие запасы, которые хранятся в Бастилии. Но это была мощная неприступная крепость на востоке Парижа. Её комендантом являлся маркиз де Лонэ – верный королю человек. Он приказал подвинуть пушки к амбразурам, и те нацелились своими жерлами на Сен-Антуанское предместье.

Взятие Бастилии

Утром 14 июля 1789 года Постоянный комитет Парижа направил к коменданту Бастилии парламентариев. Те должны были потребовать оттащить пушки от амбразур и отдать восставшему народу весь порох, который хранился в закромах крепости.

Надо сказать, что весь крепостной гарнизон не превышал 120 человек. Он не смог бы противостоять тысячам парижан, если бы не находился под защитой толстых высоких стен и широкого рва, наполненного водой. В крепости на тот момент сидело лишь семь заключённых. Эти были фальшивомонетчики, психические больные граждане и один особо опасный преступник, отбывающий срок за убийство.

Комендант крепости маркиз де Лоне, увидев парламентариев, проявил вежливость и уважение. Он пригласил их к себе и приказал оттащить пушки от амбразур. Когда представители народа сели за стол переговоров, часы на городской ратуше показывали 10 часов утра. Через полчаса парламентарии ушли ни с чем. Комендант ответил отказом на предложение отдать порох и уж тем более не захотел капитулировать и выводить гарнизон из крепости.

Через час в Бастилию отправили уже одного представителя народа. Им был присяжный поверенный Тюрио. Он настоятельно посоветовал коменданту сдаться, гарантируя ему и его людям неприкосновенность. Однако маркиз де Лоне вновь ответил отказом. В то же время он заверил, что не будет стрелять по народу и попросил оставить его в покое.

Когда решение коменданта было передано толпе, собравшейся возле крепости, то раздались возбуждённые голоса, призывающие к немедленному штурму и взятию Бастилии. Два человека взобрались на поднятый надо рвом разводной мост и опустили его. Люди тут же хлынули во внутренний двор и заполнили его. Увидев это, комендант приказал открыть огонь. Гарнизон крепости начал стрелять по восставшим из пушек и ружей. В результате этого было убито около сотни человек и столько же ранено.

В 3 часа дня к крепости подошёл отряд национальной гвардии под командованием Пьера-Огюстена Юлена. После этого под прикрытием 5 пушек начался второй штурм. Нападавшие втащили во внутренний двор повозки с соломой, подожгли их, а пушки начали стрелять прямой наводкой по крепости. Артобстрелом руководил Жакоб Жоб Эли.

Восставший народ штурмует Бастилию

Орудия палили около 2-х часов. После этого Эли прекратил обстрел, так как у него закончился порох. Но тут над одной из башен взвился белый флаг. Маркиз де Лоне был согласен на капитуляцию, но лишь при почётных условиях сдачи, иначе он грозился взорвать пороховой погреб и тем самым разрушить Бастилию и уничтожить все запасы боеприпасов.

Восставшие эти условия не приняли, и тогда комендант зажёг факел и начал спускаться в пороховой погреб. Его вовремя остановили два гарнизонных офицера и уговорили созвать военный совет. На нём было принято решение сдать крепость. После этого тюремные ворота была открыты, восставшие ворвались во внутренние помещения, и взятие Бастилии завершилось. Произошло это знаменательное событие около 6 часов вечера.

Командовавшие штурмом Жакоб Жоб Эли и Пьер-Огюстен Юлен дали честное слово, что гарнизон крепости и сам комендант не пострадают. После этого маркиза де Лонэ под охраной отправили в Отель-де-Виль, где размещалась новая городская муниципальная власть.

Однако защитник Бастилии до места назначения не добрался. По дороге беснующаяся толпа отбила его у конвоя. Коменданту отрубили голову, водрузили её на пику и начали носить по городу. Аналогичная судьба постигла офицеров гарнизона и нескольких солдат. Так закончилось это историческое событие, вошедшее в историю как взятие Бастилии и начало Великой французской революции.

Что стало с крепостью Бастилия

После знаменательного дня 14 июля городские власти постановили снести Бастилию. Горожане с энтузиазмом взялись за это дело, и за 2 месяца на месте крепости образовался пустырь. На нём установили табличку с надписью «Место для танцев». Из крепостных камней построили мост через Сену, заменив им временную переправу.

В настоящее время это мост Согласия. Он соединяет набережную Тюильри с набережной Орсе. А на месте крепости образовалась площадь Бастилии. В её центре в 1840 году воздвигли Июльскую колонну, но она к взятию Бастилии никакого отношения не имеет. А вот 14 июля стало национальным праздником. Французы отмечают его с 1880 года.

Леонид Журавлёв