Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

«Лаокоон и его сыновья»

В января 1506 года весь цивилизованный мир облетела весть, что в подземной пещере на Эсквилинском холме в Риме найдена скульптура, известная под названием «Лаокоон и его сыновья». Это всемирно известное творение изображало один из ключевых моментов Троянской войны. Относился он непосредственно к моменту, когда возле стен Трои появился огромный деревянный конь.

Защитники города подумали, что греки отступили, а коня преподнесли в дар Афине, за похищенный из городского акрополя палладиум. Следовало затащить коня в город, чтобы не разгневать Афину. Но тут появился жрец Аполлона Лаокоон. Он заявил, что город ждёт гибель, если деревянное сооружение окажется за его стенами.

Древняя скульптура «Лаокоон и его сыновья»

Убеждённость жреца произвела на троянцев определённое впечатление. В толпе начало превалировать мнение, что нужно сжечь подозрительного коня, а не испытывать судьбу. Но в это время из моря появились две огромные змеи. Они набросились на Лаокоона и его двух сыновей-близнецов, которых звали Антифант и Фимбрей.

Прямо на глазах у замершей от ужаса толпы змеи удушили и проглотили юношей, а затем напали на их отца и убили его. Троянцы решили, что своими сомнениями прогневали грозных богов. На самом же деле змей наслал Аполлон, недовольный своим троянским жрецом. Но люди об этом не знали, а поэтому затащили огромного коня с сидящими в нём вооруженными воинами в город. Тем самым они подписали себе смертный приговор. Ночью греческие воины вылезли из лошади, и Троя пала.

Данный миф имеет много вариантов. В некоторых из них змей насылает не Аполлон, а Афина. Иногда змеи убивают только сыновей, а Лаокоон остаётся в живых и страдает от утраты. Неизменной остаётся лишь основная фабула – троянцы не внемлют предостережению и погибают.

Столь яркий сюжет на протяжении веков вдохновлял древних мастеров. Примерно в III веке до н. э. в Пергаме была отлита бронзовая статуя, изображавшая борьбу Лаокоона и его сыновей с гигантскими змеями. В I веке до н. э. тремя греческими скульпторами с острова Родос была изготовлена мраморная копия бронзового шедевра. Звали скульпторов Агесандр, Афинодор и Полидор. Эти люди выполнили заказ римлян, которые чрезвычайно любили заказывать копии древнегреческих скульптур.

Оригинал, вылитый из бронзы, до наших дней не сохранился. То же самое говорили и о мраморной копии. О её существовании знали, благодаря описанию Плиния Старшего. Но, как уже говорилось, в 1506 году мраморную копию нашли.

Как только римский папа Юлий II узнал об этом, тот тут же отправил своих доверенных лиц осмотреть древний шедевр. Этими людьми были флорентийский архитектор Джулиано да Сангалло (1445-1516) и итальянский скульптор и художник Микеланджело Буонарроти (1475-1564). Эти два уважаемых человека осмотрели обнаруженную статую и заявили, что найден древний шедевр под названием «Лаокоон и его сыновья», но сделанный из 2-х кусков мрамора, хотя Плиний Старший утверждал, что из одного.

Микеланджело Буонарроти

Уникальную скульптуру перевезли в ватиканский дворец Бельведер и установили в специальной нише. К ней нескончаемой чередой потянулись ценители прекрасного со всех концов Европы. У всех этих людей вызывала восхищение сложная многофигурная композиция. Впоследствии скульптура породила целую моду на изображение человеческих тел, закрученных в вихреобразном движении.

Но не только сложность и совершенство работы восхищали художников и скульпторов, живших в эпоху Возрождения. Их привлекало ярко выраженное эмоциональное страдание мраморных фигур. Эти эмоции не имели ничего общего с изображениями христианских мучеников, так как жрец Аполлона и его дети страдали без всякой надежды на загробное спасение душ. Тем самым скульптура полно и ярко характеризовала языческую эпоху, что вызывало особый интерес.

«Лаокоон и его сыновья» – подлинник или подделка?

Скульптура стояла в музее Пио-Клементино в Ватикане и вызывала у специалистов неподдельное восхищение мастерством древних греков вплоть до 2005 года. Однако в указанный год историк искусства из Колумбийского университета доктор Линн Катерсон выдвинула версию, что древний шедевр с высокой вероятностью может быть не подлинником, а подделкой. А изготовил эту подделку никто иной как Микеланджело.

Въедливая дама указала на прекрасно сохранившийся мрамор, которому по самым скромным подсчётам было полторы тысячи лет. Также было непонятно, как скульптура попала в подземное хранилище, и почему её не нашли раньше. И, наконец, найденный «Лаокоон» частично не соответствовал описанию Плиния Старшего. Тот говорил об одном куске мрамора, а здесь присутствовало целых два куска.

Но почему фальсификатором Линн объявила Микеланджело? На то были причины. Суть одной из них заключалось в том, что знаменитый скульптор в молодости, нуждаясь в деньгах, изготавливал подделки и продавал их неискушённым коллекционерам. Он также довольно активно скупал мрамор, а что делал из него – непонятно.

Но в 1506 году Микеланджело уже был опытным и известным мастером. Зачем уважаемому человеку нужно было рисковать своей репутацией? Предполагается, что в это время у него осложнились отношения с папой Юлием II. И скульптор нуждался в громком событии, которое привело бы главу церкви в хорошее настроение.

Линн Катерсон слева

Обнаружение уникальной скульптуры «Лаокоон и его сыновья» как раз и являлось таким событием. А Микеланджело владел большими запасами мрамора и имел полное и подробное описание античного шедевра. Вот он и изваял знаменитую скульптуру, и поместил её в подвал на Эсквилинском холме. Потом в качестве эксперта приехал туда, осмотрел и дал своё заключение. После этого его отношения с папой наладились. Он получил главный и самый дорогой заказ в своей жизни – роспись потолка в Сикстинской капелле.

Но знаменитый мастер руководствовался не только меркантильными интересами. Он хотел потягаться с легендарными античными мастерами, и ему удалось сделать своё творение ничуть не хуже. И ещё интересный нюанс. Перед своей смертью Микеланджело сжёг все свои архивы. Многие предполагают, что сделал он это для того, чтобы секреты его мастерства ушли вместе с ним и не достались никому. Но нельзя исключать, что великий мастер хотел что-то скрыть от потомков.

Леонид Журавлёв