Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Фашистская армия – система управления

Бытует мнение, что немцы – народ пунктуальный, а поэтому система управления фашисткой армии отличалось от других армий мира идеальной точностью и аккуратностью. Но верно ли данное утверждение? Давайте разберёмся.

Вождь немецкого народа Гитлер занимал много разных должностей. Он был лидером партии, рейхсканцлером, президентом Германии, военным министром, верховным главнокомандующим Вермахта, главнокомандующим сухопутными войсками. Что-то подобное было и у Сталина. Он являлся генеральным секретарём ЦК, председателем Совнаркома, верховным главнокомандующим.

Гитлер и его соратники

Но в каком бы качестве не выступал Иосиф Сталин, все рычаги власти сходились в его секретариате. Любые доклады, рапорты, доносы попадали на стол помощника вождя народов Поскребышева. Тот обрабатывал информацию, докладывал своему шефу и получал соответствующие указания. А у Гитлера каждой его должности соответствовала отдельная канцелярия. Всего у фюрера было пять таких структур, и каждая из них имела свой аппарат сотрудников.

Вполне понятно, что каждая такая структура стремилась к лидерству. Она отдавала приказы и распоряжения от имени вождя германского народа и при этом не интересовалась приказами и распоряжениями других четырёх структур. Всё это порождало хаос, неразбериху и грызню между сотрудниками разных административных аппаратов.

По аналогичному принципу работала и система управления вооружённых сил фашистской Германии. В каждой армии мира есть мозг – Генеральный штаб. А в фашисткой армии был не один, а целых три мозга, то есть три абсолютно независимых друг от друга Генеральных штаба. У сухопутных войск, авиации и флота были свои Генеральные штабы, и каждый из них планировал свои военные действия. Были также ещё войска СС, которые подчинялись только Гиммлеру, а тот подчинялся напрямую фюреру.

Вполне понятно, что три Генеральных штаба и командование войсками СС не могли досконально точно скоординировать свои действия. Каждый исходил из личных ведомственных интересов и старался вести ту войну, которая была удобна лишь ему. Каждый командный орган планировал свои операции и разворачивал свои системы управления и связи. Всё это самым негативным образом сказывалось на проведении как наступательных, так и оборонительных военных действий.

У Сталина ничего подобного не было. Его система управления отличалась простотой и эффективностью. Главной организационной единицей считался фронт. В начале Великой Отечественной войны против Германии действовало пять советских фронтов, в конце войны их насчитывалось десять. Во главе каждого фронта находился командующий со своим штабом. Именно командующий фронтом руководил боевыми действиями общевойсковых, танковых армий и авиации. Поэтому и сухопутные войска, и авиация действовали по единому плану.

Такая организация руководства позволяла контролировать из единого центра и танки, и артиллерию, и авиацию, и пехоту. Если, к примеру, пехота с артиллерией и танками стоит в глухой обороне, а авиация ведёт воздушные бои, то все средства фронта направляются на поддержку её действий, согласно приказу командующего. А если стрелковые дивизии и танковые корпуса двинулись вперёд, а авиация не нужна, то связь, транспорт, резервы горючего и всё остальное работает на наступающих.

Фотография Гитлера с военными моряками

Фашистская армия имела совсем иную систему управления. Если на каком-то участке боевых действий у лётчиков имелись огромные запасы горючего, а у танкистов его почти не было, то не существовало механизма, способного дать такую информацию и уж тем более забрать излишки у авиации и передать их в танковую часть. А всё потому, что сухопутные войска имели своих командующих, а авиация своих. И они друг другу никак не подчинялись. Поэтому вопрос передачи горючего можно было решить только через фюрера.

Командующий группой армий сухопутных войск должен был связаться со ставкой Гитлера, а там его могли попросить и подождать несколько часов, пока верховный главнокомандующий Вермахта решит какие-то другие вопросы. Затем, получив информацию, Гитлер должен был связаться с Герингом и отдать ему приказ выделить излишки горючего танковой части. Геринг, в свою очередь, должен был связаться с командующим воздушным флотом и отдать приказ ему. Последний должен был отдать приказ командиру эскадрильи, и вот только после этого бензовозы танкистов были бы заправлены.

Да, дисциплина и порядок налицо, но кому они такие нужны в тяжёлых боевых условиях, когда обстановка меняется ежечасно. Правда, существовал и второй вариант. Командир танковой части мог напрямую обратиться к командиру воздушной части и попросить помочь с горючим. Но именно попросить, а просителям часто отказывают.

Отсюда видно, что в фашистской армии сухопутные, авиационные, флотские командиры и командиры войск СС должны были между собой договариваться, как торговки на базаре. Разве это военный подход? Разве гитлеровцы при такой системе управления могли победить? И так у них было везде – в Африке, Греции, Италии, Франции.

Но надо отдать должное Адольфу Гитлеру. Он думал над тем, как правильно и эффективно организовать взаимодействие трёх независимых друг от друга Генеральных штабов. И, в конце концов, придумал. Над этими штабами он поставил ещё два штаба, но сделал так, что они друг другу тоже не подчинялись. Появились штаб верховного главнокомандования Вермахта во главе с генерал-фельдмаршалом Кейтелем и штаб оперативного руководства Вермахта во главе с генерал-полковником Йодлем. Всё это привело к ещё большей неразберихе в фашистской армии.

Новые штабы, стремясь доказать свою необходимость, начали вмешиваться в военные операции на отдельных фронтах, посылали приказы, директивы, часто противоречащие приказам и директивам Генеральных штабов. В результате этого начали возникать споры между конкурирующими штабами. Они становились всё более ожесточённые с ухудшением положения на Восточном фронте.

Гитлера жмёт руку Гиммлеру

Любые сравнения с советской системой управления не в пользу Германии. Тут также следует учитывать то, что войска СС вообще не подчинялись всем этим нагромождениям штабов. А силы у них были внушительные: кавалерийская дивизия СС «Флориан Гейер», дивизия СС «Адольф Гитлер», горнострелковая дивизия СС «Скандербег», моторизованная дивизия «Рейхсфюрер СС», дивизия СС «Мёртвая голова», гренадёрская дивизия СС.

Всего таких дивизий насчитывалось 43, а в их числе были и танковые, и кавалерийские, и пехотные, и горнострелковые, и др. У Гиммлера в подчинении была даже 6-я танковая армия СС. Также под личным контролем рейхсфюрера СС числилось 50 дивизий фольксштурма. А всего он командовал 93 дивизиями. Вся эта армада воевала на фронтах, но не имела никакого отношения к Генеральным штабам и игнорировала их приказы. Кстати, эсэсовцы воевали очень храбро, но потери в их рядах были самыми большими.

Таким образом, фашистская армия с её системой управления не могла противостоять чёткой, простой и идеально отлаженной сталинской системе. Огромное количество немецких штабов не могло найти между собой общего языка. По сути, все эти военные структуры жили между собой точно так же, как гвардейцы кардинала жили с королевскими мушкетёрами из романа Дюма. Каждая структура гребла всё под себя и снабжала только себя. То есть германская армия состояла из враждебных кланов. И разве могла она победить в такой ситуации?

Под конец войны даже Геббельс признал превосходство советской системы управления над немецкой. Он заявил, что немецкие пирамиды распоряжений приказов и инструкций погубили Германию. Кто бы спорил с министром пропаганды. Действительно, немецкая армия просто утонула в неразберихе и хаосе. Она не смогла противостоять более прогрессивной системе и потерпела полный крах.

Леонид Журавлёв