Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Смерть Сталина

Иосиф Виссарионович Сталин умер 5 марта 1953 года в 21 час 50 минут на Ближней даче под Москвой. Причиной смерти стало кровоизлияние в мозг. Это вся официальная информация. Звучит странно, но, практически, ничего не известно о последних днях жизни вождя народов. Неопровержимым является лишь то, что он всё-таки умер. А вот вся остальная информация носит чрезвычайно разноречивый характер.

С того самого момента, когда было объявлено о болезни главы советского государства, началась сплошная ложь. По непонятным соображениям появилось сообщение, что смерть Сталина наступила в кремлёвском кабинете. То есть тяжело больной вождь скончался прямо в Кремле во время работы над документами.

Сталин в гробу

В 1956 году, когда началась борьба с «культом личности», зарубежная пресса стала писать, ссылаясь на члена Президиума ЦК Пономаренко, что инсульт у Иосифа Виссарионовича случился на заседании Президиума ЦК. На нём вождь поставил вопрос о переселении всех евреев СССР в Еврейскую автономную область. Члены Президиума начали возмущаться, и Сталину стало плохо. Он побледнел, схватился за сердце и потерял сознание. Гораздо позже уже Хрущёв изложил эту же версию, но только перенёс место действия на Ближнюю дачу.

Однако в своих воспоминаниях Никита Сергеевич озвучил совсем иную версию последних дней жизни Сталина. По сути, его воспоминания являются почти единственными, по которым можно восстановить хронологию событий, произошедших в период с 1 по 5 марта 1953 года. Правда, есть ещё воспоминания охранников, которые те изложили в 1977 году по прошествию почти 25 лет. Их слова записал тоже бывший телохранитель Сталина А. Рыбин.

Версия Хрущёва

Никита Сергеевич писал, что в ночь с 28 февраля на 1 марта (ночь с субботы на воскресенье) 1953 года находился вместе с Маленковым, Берией и Булганиным у Сталина на Ближней даче. Сидели, разговаривали, пили слабое по крепости грузинское вино. Вождь был в очень хорошем расположении духа, и когда прощались, он ткнул Хрущёва пальцем в живот и назвал на украинский манер «Микитой». Домой все уехали около 6 часов утра.

В воскресенье Никита Сергеевич находился у себя дома. Уже поздно вечером, когда Хрущёв лёг в постель, раздался звонок от Маленкова. Тот сообщил, что на даче Сталина творится что-то непонятное. Охрана сообщила, что Иосиф Виссарионович не выходит из своей комнаты, хотя уже поздний вечер. Все встревожены, и нужно срочно ехать туда. Хрущёв позвонил Берии, Булганину, вызвал машину, быстро оделся и помчался на Ближнюю дачу.

Был там через 15 минут. Встретился с Маленковым, и они вместе прошли в комнату охраны. Прибывшим рассказали, что Сталин весь день не выходил из своей комнаты. В 11 часов вечере послали к нему подавальщицу Матрёну Петровну. Она вернулась и сказала, что Иосиф Виссарионович лежит на полу и спит, а под ним подмочено. К покоям вождя относились большая и малая столовая. Он лежал на полу в малой. Охранники зашли, подняли спящего и отнесли его на кушетку в большой столовой. Хрущёв с Маленковым посчитали, что ничего страшного не произошло и уехали.

Сталин и Хрущёв на мавзолее Ленина

Однако едва Никита Сергеевич разделся, чтобы наконец-то лечь в постель, как вновь раздался звонок от Маленкова. Он сказал, что охрана звонит и говорит, что Сталин спит как-то не так. Договорились позвонить всем членам Бюро, включая Кагановича и Ворошилова, и решили вызвать врачей. После этого Хрущёв вновь отправился на дачу, где встретился с другими челнами Бюро и врачами. Одним из эскулапов был известный кардиолог профессор Лукомской.

Он подошёл к лежащему вождю и очень осторожно прикоснулся к его руке. Берия это увидел и грубо сказал: «Вы врач, а не красная девица, так берите его руку как следует и делайте всё как надо». После осмотра «спящего» врачи поставили диагноз: кровоизлияние в мозг, с потерей сознания, речи, параличом правой руки и ноги. Случилось это по словам Хрущёва утром 2 марта.

После этого эскулапы начали принимать экстренные лечебные меры, пытаясь вернуть вождя народов к жизни. Утром 4 марта Иосифу Виссарионовичу как будто стало лучше. Он стал ровно дышать, приоткрыл один глаз, и толпящимся возле него соратникам показалось, что в нём мелькнуло осмысленное выражение. Берия как раз находился ближе всех. Увидев улучшение, он опустился на колени, взял руку отца народов и поцеловал её. Однако признаки сознания длились лишь пару секунд.

Вечером 5 марта состояние вождя резко ухудшилось. Врачи сказали, что сердце вот-вот остановится. Врач-реаниматор Чеснокова обнажила грудь больного и начала делать массаж. Через 15 минут её заменил коллега Неговский. Так они и делали массаж сердца больше часа, меняя друг друга. Наконец, к ним подошёл Берия и сказал: «Хватит, вы же видите, что он умер». Вождь народов лежал с широко раскрытыми глазами и не дышал. Всем стало ясно, что наступила смерть Сталина.

Версия охранников

Охранники не знали, что писал Хрущёв, умерший в 1971 году, а поэтому несколько иначе изложили те трагические события. В ночь на 1 марта на Ближней даче находились старший прикреплённый Старостин, его помощники Лозгачёв, Туков, Хрусталёв и подавальщица Матрёна Бутусова. Все эти люди подтвердили, что у Сталина поздним вечером были гости. Но когда они ушли, то вождь повернулся к Хрусталёву, который закрывал двери, и сказал: «Ложитесь-ка спать, мне ничего не надо. И я тоже ложусь. Вы мне сегодня больше не понадобитесь».

Хрусталёв пришёл в комнату для охраны и передал слова Хозяина. Все очень обрадовались, узнав о таком указании, и дружно пошли спать. На следующий день, в воскресенье 1 марта, охранники собрались на кухне в 10 часов утра. В это время в комнатах Сталина не было никакого движения. В 11 часов то же самое, в 12 опять нет движения. Обычно же Хозяин вставал в 11-12, а иногда не спал уже в 10 часов утра.

В 14 часов никаких признаков движения, то же самое в 15, 16, 17 часов. Охранники начали волноваться, но боялись заглянуть в личные покои Сталина, так как тот строго настрого запретил к нему входить. И охранники сидели в служебном доме, который был соединён с комнатами вождя 25-метровым коридором и не знали, что делать. В 18 часов позвонил часовой с улицы и сказал, что зажёгся свет в малой столовой. У всех камень с души упал, но затем опять потянулись часы и никакого движения.

В 22 часа привезли почту из ЦК. Лозгачёв понёс запечатанный пакет в покои Хозяина. Шёл по коридору, громко стуча каблуками, так как вождь народов не терпел, когда к нему подходили тихо и не слышно. Стол для документов стоял в комнате, расположенной перед малой столовой. Дверь в неё была приоткрыта, и Лозгачёв увидел в щель лежащего на полу Иосифа Виссарионовича. Тот поднял руку, как будто подзывая к себе.

Охранник тут же бросился к охраняемому лицу и спросил: «Товарищ Сталин, что с вами, может врача вызвать?» А тот в ответ лишь невнятно произнёс: «Дз… дз…» – дзыкнул и всё. Рядом на полу лежали карманные часы и газета «Правда». Часы остановились и показывали 6 часов 30 минут. Видимо в это время вождь народов упал на пол. На столе стояла бутылка с минеральной водой «Нарзан». Сталин по всей видимости встал с постели, зажёг свет, решил попить воды, пошёл к столу и упал.

Лозгачёв по внутреннему телефону вызвал Старостина. Тот пришёл вместе с Туковым и Матрёной Бутусовой. Все вместе подняли Иосифа Виссарионовича с пола и положили на диван в малой столовой. После этого Старостин начал звонить в КГБ Игнатьеву, а тот перепугался и велел позвонить Берии и Маленкову. Пока старший прикреплённый звонил, остальные охранники перенесли Хозяина на более просторный диван в большой столовой, к тому же там было больше свежего воздуха.

За Сталиным идут слева направо Хрущёв, Маленков, Берия, Молотов

В эти минуты никто даже не хотел думать о том, что может наступить смерть Сталина. Все сошлись во мнении, что он заболел. В 3 часа ночи приехали Берия с Маленковым. У последнего скрипели ботинки, поэтому он их снял и сунул подмышку. Члены Бюро зашли в большую столовую, посмотрели на спящего вождя, а затем Лаврентий Палыч сказал охране: «Вы что панику поднимаете? Разве не видите, что он спит? Больше не паникуйте, нас не беспокойте и товарища Сталина не тревожьте». После этих слов высокие гости уехали.

Однако охрана не успокоилась и обзвонила других соратников Сталина. В 7 часов 30 минут 2 марта перезвонил Хрущёв и сказал, что скоро будут врачи. И действительно, около 9 часов утра те появились. Вместе с ними приехали и все члены Бюро. После этого охранников отправили в дежурное помещение, и дальнейшего хода развития событий они не видели.

Странности и нестыковки

В вышеизложенных версиях много странностей и нестыковок. Начнём с утверждения Хрущёва, что он вместе с Маленковым, Берией и Булганиным уехал от Сталина около 6 утра 1 марта. В действительности вождь народов ложился всегда спать в 3-4 утра. В 10-11 часов он уже вставал. И органы власти СССР придерживались этого же графика. Рабочий день начинался в 9.30, а заканчивался для рядовых сотрудников в 20 часов, а для министров и выше в 24 часа. Правда, у последних был обеденный перерыв с 17.30 до 20.30. В субботу тоже работали, но по укороченному графику и заканчивали в 17.00.

Отсюда можно заключить, что Никита Сергеевич лукавит. Уехал он не в 6 утра, а часа на 2 или 3 раньше. Сталин лёг в постель в 3 или 4 утра, предварительно отправив охрану спать. Но такого не могло быть в принципе. Охранявшие вождя народа люди ему не подчинялись. Они находились на посту №1, а поэтому являлись вооружённым подразделением, попадающим под устав караульной службы. А там чётко написано, что часовой на посту подчиняется строго определённым лицам. Это начальник караула, помощник начальника караула и разводящий. Даже министр обороны не имеет права отдавать приказы караульным.

Вождь народов был военным человеком, а поэтому устав знал и понимал, что не может отдавать приказы своей охране. Для неё он являлся всего лишь особо важным государственным объектом, а не начальником. И даже если бы случилось невероятное, и он отправил бы охрану спать, та не стала бы выполнять приказ Сталина, а продолжила бы несение службы по охране и обороне. В противном случае всех охранников отдали бы под трибунал. Однако, судя по версии охраны, все дружно легли спать, следуя распоряжению Хозяина.

Непонятны также действия охраны днём 1 марта. В покоях Иосифа Виссарионовича нет никакого движения, а офицеры государственной безопасности ничего не предпринимают. А если охраняемый объект выкрали империалистические прихвостни, и его уже нет на даче? Или случилось что-то другое не менее страшное. Но охрана сидит и ждёт неизвестно чего.

Тут в пример можно привести воспоминания сотрудника МГБ СССР Новикова. Тот одно время охранял Сталина и поведал такой факт: «По субботам Иосиф Виссарионович всегда ходил в баню, которая находилась на территории дачи. Мылся он обычно не более 50 минут. Но однажды он задержался в бане и не вышел по прошествию нужного времени. Прошло 20 минут, Сталина нет. Через 35 минут я позвонил министру МГБ Игнатьеву, тот перезвонил Маленкову, и последовала команда ломать дверь (изнутри она была закрыта на защёлку). Через 40 минут я с фомкой бежал к бане, но тут дверь открылась, и на пороге появился заспанный Сталин».

Вот такая оперативность. А тут кадровые офицеры государственной безопасности целый день сидят и боятся заглянуть в комнаты Хозяина. Чего они боялись? Никто бы их не разжаловал и со службы не выгнал. А поэтому версия охранников выглядит противоестественно. Ничуть не лучше смотрится и версия Хрущёва. В своих воспоминаниях он начал обманывать с первых слов, заявив, что оставил Ближнюю дачу около 6 утра, хотя такого быть не могло, так как Сталин никогда не нарушал свой распорядок.

Раз обманувшему уже не верят. А Хрущёв далее говорит такие вещи, которые просто в голове не укладываются. Он приезжает на дачу после звонка Маленкова и узнаёт, что обмоченного Иосифа Виссарионовича нашли на полу в гостиной, отнесли на диван и уложили спать. Можно, конечно, предположить, что вождь народов напился до положения риз и ничего не соображал. Но с гостями он расстался ранним утром 1 марта, а охранники обнаружили его в 23 часа, когда воскресный день уже заканчивался.

За это время можно было 100 раз протрезветь и принять благообразный приличный вид. Но может быть, Сталин любил пить один, и такое его поведение было никому не в диковинку. Нет Иосиф Виссарионович употреблял спиртное в минимальных количествах. Любил молодое виноградное вино «Маджари» малой крепости. Иногда мог позволить себе немного коньяка, на водку вообще не обращал внимание.

Следовательно, Хрущёва ознакомили с нетипичным поведением руководителя советского государства. Однако Никита Сергеевич посчитал ситуацию вполне нормальной и со спокойной душой покинул дачу вместе с Маленковым. Лишь утром 2-го марта были вызваны врачи. Однако тут опять начинаются нестыковки.

В своих воспоминаниях специалист по сердечно-сосудистым заболеваниям, академик и терапевт Мясников писал: «Поздним вечером 2 марта 1953 года ко мне на квартиру приехал сотрудник спецотдела Кремлёвской больницы. Он сказал: «Я за вами к больному Сталину». Я простился с женой и поехал. Мы заехали за моими коллегами Коноваловым и Гареевым и помчались на дачу в Кунцево».

То есть врачи собрались на Ближней даче лишь вечером 2 марта, а не утром, как утверждали Хрущёв и охранники. Отсюда следует, что вождь народов двое суток пролежал на диване без сознания. А окружающие его люди думали, что он просто спит, и никому в голову не приходило, что человек нуждается в срочной медицинской помощи. И кто в такое поверит? Разве что малыши из детского сада.

Убийство или естественная смерть

Кому была выгодна смерь Сталина? Охране она точно была не выгодна. Поэтому с большой долей вероятности можно предположить, что охранники ещё утром 1 марта сообщили своему прямому начальству, что с охраняемым объектом что-то не то. Но их скорее всего успокоили, а может быть, прислали врача. Тот, естественно, приехал не один, а с кем-то из высоких чинов. Эти люди прошли в покои Хозяина, побыли там некоторое время, а затем вышли, сказали, что всё нормально и уехали.

Прошли сутки, и на Ближнюю дачу 2 марта начали приезжать члены Президиума ЦК. Многим из них смерть вождя была выгодна. По крайней мере в ней были заинтересованы Берия и Хрущёв. Эти люди сосредоточили в своих руках столько власти, что вождь народов стал им мешать. Утром 1 марта неизвестный врач осмотрел Иосифа Виссарионовича и поставил диагноз – кровоизлияние в мозг. После этого власть имущие приняли решение не оказывать медицинскую помощь своему вождю. Когда же стало ясно, что процесс стал необратимым, то вызвали врачей.

Можно допустить, что неизвестный эскулап ввёл Сталину какой-то медицинский препарат, после которого его состояние ещё больше ухудшилось. Надежды на выздоровление уже не было, но соратники вождя решили выждать для верности пару суток, и лишь после этого умирающему главе государства начали оказывать интенсивную медицинскую помощь. Но она оказалась уже не нужной.

Соратники умершего Сталина на трибуне мавзолея ЛЕНИН и СТАЛИН

Косвенным доказательством того, что со смертью Сталина не всё чисто, служат судьбы охранников и врачей двух комиссий, одна из которых лечила вождя, а другая делала вскрытие. Хрусталёв вскоре умер, а затем покончили с собой ещё два охранника из внешнего оцепления дачи. Старостина, Лозгачёва, Тукова перевели в другие места службы подальше от Москвы.

Что касается врачей, то участвовавший во вскрытии профессор Русаков внезапно умер. Министра здравоохранения Третьякова, который по должности был председателем обеих комиссий, арестовали и отправили в Воркуту. Реабилитировали только через несколько лет. Со всех, кто находился на Ближней даче в те злополучные дни, взяли подписку о неразглашении. И люди даже через 25 лет не смели сказать правду.

В заключении следует заметить, что смерть Сталина не была насильственной. Он умер от кровоизлияния в мозг. Но больному умышленно не оказывали медицинскую помощь долгий период времени. А когда специалисты появились, было уже поздно. Вождь народов стал жертвой той системы, которую сам и создал. Так что винить ему надо только себя.

Леонид Журавлёв