Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Железная маска

Вообще-то маска была бархатная, чёрного цвета и, как утверждают некоторые источники, имела сзади застёжки – это уже потом любители острых ощущений назвали её железной. Закрывала же она лицо человека, имя которого до сих пор неизвестно истории. Вернее существует множество имён, которые гипотетически могли бы принадлежать носителю этой маску, но прямых доказательств в отношении какого-то из них к сожалению нет.

Железная маска

Таинственный узник находился в маске с 1669 года и вплоть до своей смерти в 1703 году. Получается 34 года – средняя продолжительность жизни в XVII веке! С нынешних гуманных высот такое кажется дикостью. Сотворили же её французы во времена правления короля Людовика XIV Великого (1638-1715).

Сам-то «король солнца» 72 года сидел на троне и можно побиться об заклад, что сроду никаких масок не носил (если только на маскарадах), зато в отношении своих подданных вон что вытворял. Тут правда нужно заметить, что нельзя строго судить о человеке, пока не знаешь мотивов, побудивших его совершить столь жестокий поступок. Они должны быть очень весомыми и объективно необходимыми, в противном случае ношение маски столь продолжительный срок можно назвать издевательством.

Людовик XIV был просвещённым монархом. Он уделял внимание искусству, науке, промышленности – всё это в годы его правления неуклонно лелеялось и развивалось. В то же время король был не чужд земных и плотских утех. При нём был построен Версальский дворец, ставший центром светской жизни всей Европы. Он имел множество фавориток – женщин красивых и знатных.

Тешась амурными забавами, не забывал и о деле. Французская армия в годы правления Людовика XIV стала самой многочисленной и сильной в Европе. Границы страны заметно расширились, а дипломатия заняла господствующее положение среди соседних держав.

Значительные успехи Людовика XIV на государственном поприще объясняются умом, волей, целеустремлённостью и конечно непомерным тщеславием. Был он человеком властным, нетерпящим каких-либо иных мнений и возражений. Но мог ли король при стольких достоинствах и вполне понятных недостатках опуститься до банального издевательства?

Унижать человека, причинять ему физическую и моральную боль – удел слабых духом и ничтожных душой. Могущество, блестящее образование, знатное происхождение напрочь исключают подобное. Королю не доставили бы морального удовлетворения муки другого. Таким образом, повелев одеть на неизвестного маску, Его Величество руководствовалось политическими и государственными соображениями.

Судьба же несчастного узника такова. В 1669 году неизвестное лицо в окружении усиленной охраны доставили в крепость Пиньероль (городок Пинероло, 37 км. от Турина). Комендантом крепости являлся господин Сен-Марс. В указанное время это был ещё совсем молодой человек, только-только получивший хорошую должность.

Содержали узника в отдельной камере, а его лицо закрывала бархатная, но не железная маска. Это конечно не значит, что он в ней находился всегда. Человеку нужно умываться, бриться, стричься, есть в конце концов нормально, да и спать неудобно, когда на коже находится что-то постороннее.

Узник пребывал в темнице в полном одиночестве весь срок заключения. Да, собственно, её размеры и не давали возможности подселить к нему кого-то ещё. Помещение было очень узкое, с маленьким окошком у потолка и мощной дубовой дверью без какого-либо глазка. Стены и пол были выложены из камня. Треть площади занимала деревянная лежанка и небольшой стол.

Учитывая, что заключённый был по всей видимости благородных кровей, ему выдали свечу и деревянную подставку под неё. Снабжали одеждой хорошего качества и удобной. Также кормили довольно сносно и ежедневно давали возможность подышать свежим воздухом во внутреннем дворике. Прогулки такие продолжались не более часа и проходили в полном одиночестве.

Узник с охранниками
Узник в бархатной, но не железной маске

Из камеры неизвестный выходил в маске, дабы полностью исключить любое случайное узнавание. Обслуживал его сам комендант. Никто из персонала тюрьмы к узнику доступа больше не имел. Исключение составлял только врач, осматривающий заключённого раз в год. Он проверял состояние зубов, смотрел язык, оттягивал нижние веки. Маска этому никак не препятствовала, а потому возникла легенда, что бедняга её никогда не снимает, и она уже практически вросла в кожу лица.

Шли годы. Плохо ли хорошо, но минуло 26 лет. Комендант из молодого, полного честолюбивых планов юноши давно превратился в зрелого мужчину и, находясь безвылазно возле своего узника, постепенно свыкся и смирился с существующим положением вещей.

В 1796 году крепость Пиньероль переходит под юрисдикцию герцогов Савойских. За год до этого узника переводят в тюрьму, находящуюся в небольшом селении Эксиллес на границе Пьемонта. Сопровождает его туда всё тот же Сен-Марс, жизнь которого мало чем отличается от жизни таинственного заключённого.

В Эксиллесе эта парочка долго не задерживается. Уже через пару месяцев бывшему коменданту Пиньероль находят достойную должность. Это крепость-тюрьма на острове Святой Маргариты. Остров небольшой – его размеры составляют 3 км на 900 метров, но считается самым крупным среди Леринских островов. Расположен он всего в полумиле от маленькой рыбацкой деревушки Канны (ныне курорт Лазурного берега) и представляет из себя уединённое, забытое богом место.

Уже в середине 1798 года поступает приказ доставить узника в Париж в Бастилию. Прибывает он в неё 19 сентября 1798 года опять же в сопровождении Сен-Марса, назначенного комендантом этой огромной крепости. Прибывает в очень плохом физическом состоянии: его несут на носилках, а на лице у заключённого всё та же неизменная бархатная, но не железная маска.

В этом месте повествования у любого человека может возникнуть закономерный вопрос: зачем переводить секретного преступника с острова Святой Маргариты в Бастилию? От побережья французской Ривьеры до Парижа более 700 километров. Это густозаселённый район, по которому узника нужно вести в специальной карете, под усиленной охраной.

Такое путешествие занимало в XVII веке не один день, а значит необходимо было останавливаться на постоялых дворах, заботясь о мерах безопасности, питании для людей и лошадей, при этом сохраняя абсолютную секретность на глазах у множества любопытных.

Не нужно также забывать, что крепость на острове была совсем новая. Она была построена в 1630 году и поначалу представляла из себя Королевский Форт, преобразованный в тюрьму в 1695 году. Она заменила французам потерянную крепость Пиньероль, возложив на себя все её функции.

Здесь возникает несколько предположений. Сам король или кто-то из его ближайшего окружения пожелал пообщаться с таинственным преступником. Не менее вероятно, что человек в маске умер, а Сен-Марсу, обладающему огромным опытом в таких делах, передали в предместьях Парижа другого заключённого, с которым он и прибыл в Бастилию.

Можно допустить и иную версию, основанную на благородном происхождении узника. После столь длинного срока заключения, король смягчился над несчастным и повелел выполнить его просьбу. Тот же молил только об одном: умереть там, где родился.

В то же время не нужно забывать, что Бастилия во времена Людовика XIV представляла из себя самую мрачную тюрьму во всей Франции. Это хмурое образование с восемью башнями было постоянно переполнено. Медицинских услуг заключённым практически не оказывали, кормили очень плохо, казематы не отапливались. Бумаги, касающиеся преступлений арестованных, как правило, уничтожались. Человек долгие годы сидел в тюрьме и не знал каково обвинение. Парадокс же был в том, что об этом не знали и его стражники.

Бастилия
Бастилия

Бастилия конца XVII века являлась местом заточения людей, попавших в королевскую немилость. Все они в полной мере испытали на себе гнев Людовика Великого. Их прегрешения были различны по тяжести содеянного, но, как говорилось выше, король никогда не опускался до банальных издевательств. По крайней мере неизвестны случаи, чтобы кого-то держали постоянно в кандалах, били, пытали или убивали.

В любом случае проситься в Бастилию, чтобы умереть там, где родился – было очень неосмотрительно. Но можно допустить и иное: за безупречную службу Сен-Марс получил повышение и перебрался в столицу. Пришлось взять с собой и загадочного узника, чтобы сохранить от других его имя в тайне.

Всё это называется гаданием на кофейной гуще. Гораздо вернее докопаться до истины, если обратиться к истокам этого тёмного дела и рассмотреть проблему с самого её начала. Начало же лежит в 1745 году, когда узник уже давно умер, а немногочисленные свидетели либо тоже пребывали в мире ином, либо были дряхлыми старцами.

Нужно сразу отметить, что до 1745 года о железной маске ходили очень смутные и неясные слухи. Молва рассказывала о человеке знатного происхождения, попавшего в немилость к Людовику XIV. Последний обрёк несчастного на вечное заточение в железной маске. Со временем она вросла в лицо, и её уже невозможно было снять. Узник умер в Бастилии, а его тайну похоронили вместе с ним. Что за узник, был ли он на самом деле – молва умалчивала.

Указанный год – это время правления Людовика XV (1710-1774). Он, как и его предшественник, тоже очень любил власть, поэтому сидел на троне 59 лет, но в отличии от прадеда ничем выдающимся себя не зарекомендовал, потратив бесценные годы жизни на бессмысленные утехи. Именно корона и давала ему возможность беззаботно пользоваться всеми благами земного существования, текущими же делами Французского королевства занимались другие люди.

Приложила к государственным делам свою изящную руку и блестящая красавица маркиза де Помпадур (1721-1764). Её политические игры не существенны для данного повествования, но свобода слова всячески преследовалась фавориткой короля, а потому информация, касающаяся коронованных особ, выдавалась писателями разного толка в завуалированной форме.

В Амстердаме в 1745 году вышла книга неизвестного автора под названием «Секретные записи об истории Персии». Под Персией подразумевалась Франция, а герои, фигурирующие в рассказах этого произведения, хоть и именовались восточными именами, но были никем иными, как представителями королевского дома Бурбонов.

В одном из рассказов повествуется о грозном падишахе. Было у этого восточного властителя два сына. Один законнорожденный, второго же родила женщина, являющаяся наложницей. Дети выросли, стали взрослыми. Однажды они поссорились, и незаконнорожденный ударил наследника престола по лицу. Последний же велел схватить наглеца, надеть на него железную маску и заточить навечно в крепость.

Сообразительные люди сразу увидели аналогии. Падишах – Людовик XIV; наследник престола – Великий Дофин Людовик (1661-1711); незаконнорожденный сын – герцог Вермандуа. Именно герцог и появился на свет в результате любовной связи «короля солнца» и герцогини Луизы де Лавальер (1644-1710). Правда по официальной версии он умер в 1683 году, а железная маска прожила ещё 20 лет.

Обладая достаточным воображением, можно предположить, что в действительности никакой смерти и не было, а была ссора, страшное оскорбление, нанесённое Дофину, и вечное заточение в маске, дабы никто не узнал Вермандуа.

Людовик XIV
Людовик XIV

Эта гипотеза была доминирующей до 1751 года, когда Великий Вольтер (1694-1778) в своём труде «Век Людовика XIV» выдвинул предположение, что железная маска является никем иным, как старшим братом короля, зачатым Анной Австрийской (мать Людовика Великого) от кардинала Мазарини (первый министр Франции). После смерти кардинала в 1661 году Людовик XIV узнал о существовании этого человека, но не смел его тронуть до кончины матери в 1766 году.

Только после того, как та умерла, он приказал схватить сводного брата, одеть на него маску и заточить в крепость Пиньероль. В последствии узник был переведён в Бастилию. Его здоровье к тому времени стало очень плохим, он должен был скоро оставить навсегда жестокий мир, и король хотел лично удостовериться в его смерти, посмотрев своими глазами на труп нежеланного родственника.

С такой интерпретацией событий полностью соглашается иезуит Гриффэ. Этот почтенный муж состоял духовником в Бастилии на протяжении 9 лет. Правда было это уже гораздо позже того времени, когда в крепости содержали железную маску, но иезуит в своих воспоминаниях приводит выдержки из дневника одного из стражников, нёсшего службу в мрачных тюремных стенах как раз в те годы.

В записях указано, что 19 сентября 1698 года с острова Святой Маргариты доставлен узник в сопровождении нового коменданта Бастилии Сен-Марса. Лицо преступника скрывала чёрная бархатная маска, физическое же состояние было ужасным. Все ожидали его скорой смерти, но узник прожил до 19 ноября 1703 года. Был похоронен на кладбище при приходской церкви.

Автор дневника имя преступника в своих записях никак не обозначил. Проверили церковную книгу — в ней не нашлось листа с с вышеуказанной датой смерти. Кто-то постарался уничтожить все следы железной маски.

Вольтер и Гриффэ являлись только первыми ласточками, пытавшимися приподнять завесу таинственности над этим тёмным делом. Уже к концу XVIII века о железной маске говорили все кому не лень. Каждый уважающий себя историк считал своим долгом высказать личное мнение, причём часто оно абсолютно не совпадало с мнениями других учёных мужей.

В претендентах на железную маску оказались многие известные личности второй половины XVII века, имевшие неосторожность попасть в немилость к королю, а затем скоропостижно скончаться.

В те времена люди умирали часто, а жили мало. Острые вирусные заболевания не жалели ни знать, ни простолюдинов, поэтому список благородных особ получился очень внушительным. В нём легко утонуть, так и не выяснив истину. Подлинный же интерес в столь длинном перечне представляют две исторические фигуры, по своему положению и тяжести содеянного как раз и «достойные» носить железную маску.

Первым на очереди стоит Николя Фуке. Будучи суперинтендантом финансов, единолично распоряжался государственными деньгами. Сделал первого министра кардинала Мазарини самым богатым человеком Франции, не забыв и свой интерес. После же смерти патрона мечтал сам стать во главе всех министров.

Его замок Во-ле-Виконт поражал своей роскошью и в последствии явился прототипом Версаля. Туда он и имел неосторожность пригласить молодого короля. Бьющее в глаза богатство произвело на монарха угнетающее впечатление. В казне не было денег, сам Людовик XIV экономил каждую копейку, а главный финансист страны, не считаясь со средствами, беззастенчиво утолял свои вкусы и прихоти.

Решение «короля солнца» было однозначным. Уже через несколько дней мушкетёры Его Величества арестовали зарвавшегося казнокрада. Был суд. Именем короля Франции он вынес неумолимый вердикт: Николя Фуке приговорили к пожизненному заключению. Случилось это 20 декабря 1664 года. На счёт маски однако ничего не известно.

Не является секретом, что поначалу Фуке содержали в Бастилии, затем перевели в Пиньероль под надзор коменданта Сен-Марса. Якобы в стенах этой крепости он и скончался 23 марта 1680 года на 65 году своей жизни. Свидетелем тому был сын, на руках у которого узник умер. Оказался же тот возле отца потому, что последнему в 1678 году смягчили режим из уважения к возрасту.

Скорее всего эти факты полная правда. Да и действительно, зачем одевать маску на лицо казнокрада, когда вся Франция осведомлена о его преступлениях, половина страны знает Фуке в лицо, а издевательства над людьми несвойственны натуре Людовика XIV.

Другой не менее известной личностью своего времени является граф Эрколь Антонио Маттеоли – министр герцога Мантуанского Карла Фердинанда. Этот человек также отличался финансовой нечистоплотностью и непомерной алчностью. Столь неблаговидные качества и сгубили в конце концов особу благородных кровей, дав повод многим историкам считать именно её железной маской.

Маттеоли был богатым и хорошо образованным человеком. Окажись он при дворе умного и волевого монарха, его судьба могла бы сложиться совсем по другому. Но графу не повезло: герцог Мантуанский представлял из себя носителя всех человеческих пороков и слабостей.

Жизнь Карла Фердинанда была так плотно заполнена пирами, забавами и порочными утехами, что у него не оставалось даже минуты свободного времени на государственные дела. В Мантуе хозяйничали фавориты, казна истощалась, а утехи безнравственного правителя становились всё более изощрёнными и дорогостоящими.

От пристального внимания французского посла в Венеции аббата Эстрада не ускользнуло столь неприглядное поведение герцога. Последний очень любил этот чудный город и предавался радостям жизни именно в нём.

Изощрённый царедворец решил воспользоваться хроническим безденежьем, на которое всё время жаловался Карл Фердинанд, постоянно беря в долг у официального представителя Франции небольшие суммы. Вскоре в голове аббата созрел блестящий план, осуществление которого сулила вечную благосклонность Людовика XIV и высокую должность при дворе.

Во владениях Карла Фердинанда находилась крепость Казале на реке По. Располагалась она в Пьемонте и представляла из себя стратегически важный объект. Обладая этим форпостом, Франция могла легко вмешиваться во внутренние дела Апеннинского полуострова, успешно противодействуя аналогичным поползновениям со стороны Савойи, Австрии и Испании.

Аббат Эстрад задумал ни много ни мало, а купить эту крепость у герцога Мантуанского. Он ничуть не сомневался в успехе предприятия, но дело это было очень щепетильное, ведь при его огласке мог разразиться грандиозный скандал. Другие государства однозначно не поняли бы такого своеобразного политического шага французской дипломатии, явно противоречащего всем нормам международного права.

Для тайных переговоров с Карлом Фердинандом был необходим посредник. Выбор французского посла пал на графа Маттеоли. Тот являлся фаворитом герцога, обладал непомерным честолюбием и мечтал выбиться в первые министры при мантуанском дворе. Занять соответствующий пост было возможно при оказании значительную услугу своему поистратившемуся правителю.

Риск задуманного предприятия огромен, но Маттеоли соглашается на предложение аббата Эстрада и берёт на себя посреднические функции. События начинают развиваться в начале марта 1678 года. Уже в середине этого же месяца французский посол тайно встречается с герцогом Мантуанским, обговаривает с ним сумму, порядок выплат и другие условия договора. Дело остаётся за малым – заручиться подписью и печатью короля Франции на соответствующем документе.

В конце мая Маттеоли прибывает в Версаль и имеет аудиенцию у Людовика XIV. Король добр и милостив к посреднику. Он передаёт в руки графа оформленный по всем правилам договор, в знак же дружбы дарует значительную денежную сумму, являющуюся вознаграждением за те хлопоты, которые возложил на себя друг Франции.

Проходит пара месяцев, и вдруг выясняется, что все европейские дворы прекрасно осведомлены о тайной сделке. Намечается международный скандал. Людовик XIV вынужден трубить отбой. Полк французских войск, готовый уже вступить в Казале, поспешно отводится подальше от границы; французские послы при всех дворах вынуждены уверять возмущённых монархов, что злые языки хотят рассорить их с Францией; однако остаётся бумага с личной подписью короля и его печатью.

Её необходимо срочно найти и уничтожить. Ищут Маттеоли, но тот как сквозь землю провалился. Договор же находят в доме его отца и благополучно возвращают в Париж.

В маё 1779 года проходит слух, что Маттеоли умер. Были и похороны, на которых присутствовали его отец и жена. Гроб с телом положили в фамильный склеп, а общество очень быстро забыло о графе, так неосмотрительно перешедшего дорогу Людовику XIV.

Но Маттеоли ли выдал тайну, которая принадлежала не ему? Однозначного ответа на это нет, но ряд историков склоняется к мысли, что дело обстояло именно так. Смерть же незадачливого графа мистификация. Он был схвачен французами и препровождён в крепость Пиньероль. Здесь его лицо навсегда скрыла бархатная, но не железная маска, дабы никто не смог увидеть многим знакомые черты.

Дальнейшая его судьба полностью соответствует той, которая уже описана. Правда есть небольшая неувязка. Первое появление железной маски датируется 1669 годом, таинственная смерть Маттеоли наступает в 1779 году. Кто же десять лет скрывал своё лицо под чёрным бархатом, вызывая вполне понятное любопытство у тюремщиков?

Может быть существовала не одна железная маска, а несколько? Загадочный узник умирал, на его место сажали другого. Под масками могли находиться одновременно и двое и трое заключённых. Если их выводить на прогулку по одному, чередуя дни, то никто и не догадается об истинном количестве людей. Все будут думать, что это один и тот же человек.

В Пиньероль такое было вполне возможно. На острове Святой Маргариты вряд ли. В переполненной людьми Бастилии – нет. Но до парижских казематов мог ведь дожить только один человек, остальные к этому времени были уже мертвы. Или же в мрачные стены посадили заключённого, арестованного в Париже перед самым приездом Сен-Марса. На его лицо одели чёрный бархат, а в регистрационной книге указали в качестве сопровождающего нового коменданта, прибывшего с острова Святой Маргариты.

Загадочная железная маска ещё долго будет будоражить умы людей. В последствии же может оказаться, что никакой маски вовсе и не было: она являлась всего лишь плодом воображения некоторых впечатлительных стражников или заключённых. Те вполне могли принять за узника случайного посетителя тюрьмы, не желавшего быть узнанным и с этой целью спрятавшего свою внешность таким обычным в те годы способом.

Справки ради надо заметить, что преступников, осуждённых судом Святой Инквизиции, очень часто вели на казнь именно в масках. Соответствующие выводы сделать легко, учитывая тот факт, что во французских тюрьмах вообще было не принято держать заключённых с закрытыми от тюремщиков лицами. Впрочем всегда бывают исключения, которые только подтверждают правило.

Cтатью написал ridar-shakin

Источники: Ален Деко «Железная маска из чёрного бархата»