Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки
человеческая душа
Фантастика

Есть ли жизнь после смерти? В предлагаемом произведении даётся единственно верное описание загробной жизни. Но всегда найдётся въедливый скептик, который, не скрывая насмешки в голосе, поинтересуется: «А где доказательства?» А доказательства, дорогой друг, ты получишь тогда, когда закончишь свой жизненный путь и окажешься за ЧЕРТОЙ. Придя в себя и оглядевшись, ты с удивлением воскликнешь: «Ну дела, а ведь этот парень был прав: всё так и есть!» Но хватит лирики, пора переходить к конкретике...

Отключить Гаглиор

Мы с тобою – добыча, а мир – западня,
Вечный Ловчий нас травит, к могиле гоня.
Сам во всём виноват, что случается в жизни,
А в грехах обвиняет тебя и меня.

Омар Хайям

Пролог

Преподаватель пришёл домой поздно. Зайдя в комнату, сел в кресло, стоящее напротив камина, устало вытянул ноги. Сегодняшний день выдался суматошным, хотя и вспомнить-то конкретно не о чем. Обычная текучка, но как раз она-то и отнимает львиную долю времени, не оставляя ничего в памяти. Он прикрыл глаза, подумал, что основная часть жизни проходит в однообразной суете и ему до сих пор непонятно, зачем люди живут, какой в этом высший смысл? Не найдя в очередной раз ответ на надоедливый вопрос, преподаватель переключил своё внимание на камин. Он любил вот так по вечерам сидеть в кресле, смотреть на причудливые языки пламени, чувствовать тепло, исходящее от огня, пить из бокала маленькими глотками красное вино и рассуждать на разные философские темы. Но сейчас у него не осталось никаких сил, чтобы встать и растопить камин. Появилось желание лечь в кровать и уснуть, тем более что завтрашний день обещал быть таким же напряжённым, как и сегодняшний. Не размыкая век, он откинул голову на спинку кресла и почувствовал, как сладостная дрёма медленно накатывается на него. Лениво подумал, что надо было бы всё-таки встать и пойти в спальню, но рациональная мысль тут же растворилась где-то в глубинах серого вещества, спрятанного под черепной коробкой. Ей на смену пришла непроглядная темнота, в которой отсутствовали любые мысли. Она мягко и ненавязчиво обволокла мозг, укутала его абсолютным покоем. Казалось, что темнота и покой будут длиться нескончаемо долго, но нет – где-то далеко-далеко впереди вспыхнул яркий свет, как будто там открылась дверь. Свет начал быстро распространяться, заставляя темноту потесниться. Он образовал широкую светящуюся дорожку, и всё это удивительное зрелище застыло на короткое мгновение. А потом, как-то сразу и неожиданно, по светящейся дорожке потекли удивительные откровения. Они начали проникать в мозг, лаская его своим теплом и даря серому веществу сокровенные тайны бытия. Всё это напоминало красивую сказку из далёкого детства, наполненную фантастическими событиями, волшебниками, добрыми и злыми героями. Необычный красочный мир завораживал, притягивал, а откровения всё текли и текли…

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Я не помню, как оказался здесь. Я вообще ничего не помню! Всё, что было раньше, покрыто завесой непроницаемого мрака. А сейчас вокруг меня простирается пространство, в котором новичку очень сложно сориентироваться. На первый взгляд всё здесь зыбко, эфемерно и подчиняется каким-то трудно объяснимым законам. Но, безусловно, во всём присутствуют своя логика, свой смысл и железный порядок. С этим соглашаются и те, кто оказался рядом со мной в столь странной и трудно объяснимой ситуации.

Внешне они полностью походят на меня. Такие же полупрозрачные светло-серые сущности. Нас невозможно различить, но Наставник, который периодически появляется перед нами, легко ориентируется в этом однообразии и узнаёт каждого по каким-то только ему известным признакам. Впрочем, я тоже отличаю одних от других, но не могу объяснить, как это у меня получается.

Всех нас согнали в одну кучу, но без всякого насилия. Это сделали мусаны. Они представляют собой тёмные безликие образования, которые то стремительно мелькают, то двигаются медленно и размеренно. Очень умело, быстро и деловито мусаны образовали круг вокруг нас, а стремящихся его покинуть ненавязчиво вернули обратно. Вскоре мы привыкли к их постоянному присутствию и к тем границам, которые они нам очертили.

Я попытался подружиться с одним из мусанов и послал в его сторону дружелюбный сигнал. Но никакого ответа не получил. Мою открытость и стремление к контакту проигнорировали, что ещё больше убедило в царящих вокруг порядке и дисциплине. Нетрудно догадаться, что мусанам запрещено общаться с нами. В их задачу входит удерживать нас в определённом месте. Это вполне разумно, так как окружающий мир абсолютно непонятен для новичков.

Вдали отчётливо просматривается большой сине-серый объёмный каркас. Он висит в пространстве и медленно вращается вокруг собственной оси. Наставник пояснил, что внутри каркаса находится огромное количество энергетических клеток. После выполнения первой миссии мы перестанем быть новичками и окажемся в этих клетках. Каждый из нас получит своё личное пространство, отгороженное от других тонким слоем энергии. Это, конечно, здорово, но какая миссия нас ждёт? О ней Наставник отозвался очень неопределённо. Он объяснил, что нужно будет неукоснительно следовать высшим указаниям, и тогда всё произойдёт само собой.

За энергетическими клетками высится зев накопителя энергии. Возле него постоянно роятся риузаны – собиратели энергии. В своём обычном виде они тонкие и почти невидимые. Но у этих сущностей есть поразительное свойство, дающее им возможность увеличивать свой объём. Я сам наблюдал много раз, как риузаны стремительно исчезали где-то вдали, а потом появлялись уже в ином качестве. Они медленно плыли в пространстве, раздутые до невероятных размеров. Каждый из них нёс в себе огромное количество собранной энергии. Она плескалась внутри, искрилась разными оттенками, а риузаны двигались к зеву накопителя, втягивались в него огромной раздутой массой, а затем выныривали обратно уже почти невидимыми и тонкими.

Ну и, наконец, Гаглиор. Он здесь самый главный, и всё крутится вокруг него. Наставник ничего не сообщил о подлинных функциях этого удивительного чуда, но и без него нетрудно догадаться, что на Гаглиор возложена какая-то высшая задача. Это огромное объёмное образование, переливающееся то яркими, то бледными цветами и оттенками. Иногда его поверхность раскаляется докрасна, а бывает, что еле светит бледно-серым цветом.

Игра цветов воздействует на риузанов. Чем они ярче и сочнее, тем активнее становятся собиратели энергии. Они неустанно носятся туда-сюда и несут, несут, несут в ненасытный зев всё новые и новые порции энергии. При бледном же сиянии риузаны не торопятся, так как, по всей видимости, где-то выделяется меньше энергии. Всё это мои догадки и предположения, но кажется, что в них есть доля истины.

Вот, собственно, и вся информация. В окружающем меня пространстве больше ничего примечательного нет, как нет и чётко очерченных границ того мира, в котором я оказался. Сверху, снизу, по бокам присутствует только пустота. Она бесконечна и бесцветна. А всё описанное мною висит в ней. Высока вероятность того, что где-то дальше существуют иные миры и образования, ведь риузаны как-то добывают энергию. Но ни мне, ни моим товарищам по счастью или несчастью этого знать не дано. Может быть, со временем подлинная картина и прояснится, но пока у меня есть лишь минимум знаний, полученный из личных наблюдений и скудных объяснений Наставника.

Ну вот, упомянул Наставника, и он сразу же появился, вынырнув, как всегда, из бесцветной пустоты. Мне кажется, что она материальна, и представляет собой некий занавес, отделяющий нас от чего-то иного. Но мы не можем пройти через это аморфное вещество, так как нас не пускают мусаны. А вот для Наставника нет запретов. Он возникает быстро и неожиданно, а его появление всегда сопровождается лёгкой и почти незаметной рябью пустоты в том месте, где начинает вырисовываться его слабо различимый на общем фоне контур.

Сегодня он какой-то значительный, и мне почему-то кажется, что наступило время выполнения миссии. Ну что же, чем быстрее, тем лучше. По-крайней мере, я вскоре многое узнаю и поделюсь своими впечатлениями. А сейчас я вынужден прервать повествование, так как ничто постороннее не должно меня отвлекать.

♦ ♦ ♦

Я ничуть не ошибся, Наставник действительно появился перед нами, чтобы наконец-то объявить о начале миссии. Он послал нам дружественные ободряющие сигналы и передал высшие указания. Оказывается, в них нет ничего сложного. До места выхода нас сопровождают мусаны. Затем мы попадаем в длинную туннелеподобную дыру, которая должна вывести нас в иное пространство. Этот мир не похож на тот, что окружает нас сейчас, а поэтому мы можем растеряться и всё напутать.

Чтобы этого не произошло, каждого из нас на входе будет ждать наво. Он знает точное место назначения, и мы должны неукоснительно следовать за своими ведущими, не вникая в суть того, что будет окружать нас. Наво приведёт прямо к нужному объекту. К нему необходимо приблизиться, а дальше уже не наша забота.

Я и окружающие меня сущности поблагодарили наставника за опеку и участие, и тот пропал, растворившись в пустоте. В месте его исчезновения возникла и пропала лёгкая рябь, а мы сгруппировались ещё кучнее, сосредоточив всё своё внимание на мусанах. Те вели себя спокойно и деловито. Видимо подобное мероприятие было для них привычной процедурой. Они рассосредоточились вокруг нас, образовав две цепочки. Одна, более короткая, двинулась впереди, указывая дорогу, а другая подталкивала нас сзади и следила за тем, чтобы никто не отстал и не ушёл в сторону.

Наш путь оказался не очень длинным. В определённом месте пространства мы все остановились. Находящаяся впереди пустота покрылась рябью и разошлась в стороны, открыв перед нами тёмный зев. Мусаны начали энергично подталкивать нас к нему, и светло-серые сущности стали по очереди исчезать в загадочной дыре. Наконец, наступил и мой черёд. Я нырнул в черноту, и сразу же неведомая сила подхватила меня и стремительно понесла куда-то вперёд.

Мой полёт в полной темноте закончился сравнительно быстро. Вдалеке забрезжил свет и быстро приблизился. Всё мое полупрозрачное существо приняло его на себя. Прошли секунды, и я начал купаться в этом свете, который по своему составу резко отличался от света того мира, в котором мне пришлось до этого пребывать. Я не мог этого никак объяснить, но световые волны были совсем иными. Они несли в себе тепло и жизненную силу. Это было непривычно и в то же время приятно.

Мне понадобилось какое-то время, чтобы прийти в себя и адаптироваться в новой действительности. Сверху надо мной нависала голубая гладь, а внизу медленно плыли белые пушистые образования. Своих товарищей я не увидел. Это меня несколько озадачило, так как не хотелось оставаться в полном одиночестве в незнакомом месте. Но тут рядом мелькнула крошечная искрящаяся сущность. Она излучала дружелюбие и симпатию. Я сразу догадался, что это наво. Мы подружились, послав друг другу соответствующие сигналы, и наво, крутанувшись несколько раз вокруг меня, стремительно понёсся вниз.

Мне ничего не оставалось, как устремиться за ним. Мы окунулись в белую невесомую пушистую материю и через мгновение вынырнули с другой стороны. И тут я, честно признаюсь, оторопел. Вместо голубой глади, оставшейся далеко вверху, и которая по логике должны была быть и внизу, передо мной раскинулась твердь. Это необычное новшество оказалось крайне непривычным для меня. Вот ведь что получается, оказывается существуют миры, в которых властвует не пустота, а совсем иная субстанция. Она простиралась на необъятную ширь и имела разные цвета и оттенки.

Наво уверенно двигался вперёд, неуклонно приближаясь к тверди. Я мчался за ним, впитывая в себя те зрелища, которые мелькали внизу. Мы оказались над странным и обширным зелёным образованием. Оно напоминало несчётное количество острых игл, обвешанных зелёной бахромой. Иглы жались друг к другу и торчали вертикально над твердью. Местами это ощетинившееся образование прорезали широкие длинные, не имеющие концов полосы. Они обладали бледно-синим цветом и медленно двигались. На одной из полос я заметил непонятный объёмный объект вытянутой формы. Его белый цвет контрастно выделялся на общем фоне. Объект двигался по полосе, но почему-то против её движения.

Мне не удалось всё хорошо рассмотреть, так как в следующее мгновение под нами возникла плоская светло-коричневая поверхность, а странные иглы и движущиеся полосы остались далеко позади. Эту местность пересекали более узкие светлые полосы, по которым туда и сюда сновали какие-то крошечные объекты. Они так организовали своё перемещение, что не могли столкнуться. По одной стороне полосы тёк поток в одном направлении, а по другой стороне аналогичный поток мчался в противоположном направлении. В этом проглядывались рационализм, смысл и логика.

Вскоре начали попадаться какие-то объёмные кубические образования. Они неподвижно возвышались над твердью. Местами кубов было много, и они стояли кучно. Но иногда попадались одиночные кубы, окружённые зелёными иглами. Предназначения и функции всего этого разнообразия так и остались непонятными для меня, хотя я поначалу очень старался сделать определённые выводы. Но потом вспомнил высшие указания Наставника, который советовал не вникать в суть окружающей действительности. Это абсолютно правильно, так как осознание приходит с опытом.

Тем временем мы с наво миновали очередную плоскую поверхность, и под нами раскинулось огромное нагромождение кубических образований. Они тянулись во все стороны и налезали друг на друга. Некоторые кубы имели чрезвычайно большую высоту, а другие, наоборот, едва возвышались над твердью. Эти скопления и нагромождения не были единым целым. Их разделяли на отдельные массивы тонкие серые полосы. Некоторые из них обладали идеально прямыми формами, а соединяли их между собой изгибающиеся и вьющиеся в разные стороны более узкие полосы.

По этим серым образованиям передвигались уже знакомые мне крошечные объекты. Их перемещение, как и на бескрайней плоской поверхности, подчинялось жёстким правилам, а поэтому поток объектов в одну сторону не сталкивался с аналогичным потоком в другую сторону. Но по бокам серых широких полос тянулись более узкие аналогичные образования. На них наблюдалось движение объектов иного качества. Они были тонкими и прямостоячими. Эти странные формы тоже перемещались в пространстве, но в их суетном мельтешении отсутствовал всякий порядок. Мне такое положение дел совсем не понравилось, и я обозначил его как ХАОС. Страшнее ХАОСА нет ничего: он разрушает всё и приводит к гибели любую систему.

Мы с моим новым другом достаточно быстро проскочили нагромождения кубов, разорванных серыми полосами, и вид тверди под нами принял несколько иной вид. Большие объёмные кубы теперь стояли в отдалении друг от друга. Между ними зеленели широкие плоские прямоугольники и узкие длинные объёмные кубики. Наво начал резко снижать скорость, а затем уверенно нырнул вниз, неуклонно приближаясь к тверди. Я в точности повторил его перемещения, и наша слаженная пара зависла прямо над зеленеющей поверхностью.

Впереди находился объёмный куб, принявший после нашего снижения огромные формы. Он величественно возвышался над твердью и поражал разнообразием своей конструкции. В ней были перемешаны и ступенчатые, и овальные, и квадратные конфигурации. Общий твёрдый и незыблемый фон разбавляли пустоты, тянущиеся в два ряда, один над другим. Я заинтересовался пустотами и быстро понял, что они затянуты прозрачной и ломкой материей. Она обладала высокой пропускной способностью для тех тёплых лучей, которые нескончаемым потоком текли откуда-то сверху.

Мне захотелось узнать источник их энергии, и я обозрел голубую высь. Почти сразу я обнаружил огромный белый диск, висящий высоко вверху. Он излучал силу, тепло и жизнь. Но дальнейшие мои наблюдения прервал наво. Он закрутился вокруг меня, напоминая, что мы оказались здесь вовсе не для того, чтобы изучать окружающую действительность. Я полностью признал его правоту, но какова моя дальнейшая задача?

Как бы в ответ на мой вопрос в огромном объёмном кубе ушла в сторону небольшая прямоугольная поверхность, и перед нами появился странный прямостоячий объект. Он был похож на те крошечные объекты, которые между огромными нагромождениями кубов создавали ХАОС. Но в данном случае прямостоячая форма обладала большими размерами, так как мы с наво находились недалеко от неё. Я вдруг ясно осознал, что это не безликое создание, а сгусток жизни и энергии. То есть передо мной находилась телесная сущность.

Её верхняя часть представляла собой подвижный шар, обрамлённый аккуратной кучей светлых и пушистых образований. В шаре наблюдались два углубления синего цвета, притягивающие к себе тепловые лучи. Я понял, что это источники созерцания окружающего мира. Ниже находились две маленькие дырки, расположенные рядом, а под ними тянулась сравнительно небольшая горизонтальная щель. Остальная живая телесная поверхность была покрыта безжизненными формами материи.

Неожиданно откуда-то сбоку появились две бестелесные светло-серые сущности. Они полностью походили на меня, и я понял, что встретил собратьев из своего мира, где властвуют пустота и Гаглиор. Но новоприбывшие не изъявили желания вступать в контакт ни со мной, ни с наво. Обнаружив наше присутствие, они тут же развернулись и унеслись куда-то вдаль. А мой маленький искрящийся друг начал быстро вращаться вокруг меня. Затем он оказался возле телесной сущности и сделал несколько оборотов уже вокруг неё.

Тут мне стало понятно, что это и есть тот самый объект, к которому, согласно высшим указаниям, я должен приблизиться на максимально близкое расстояние. Ну что же, указания необходимо выполнять. Моё бестелесное существо двинулось навстречу неизведанному. А объект направил на меня свои синие углубления, но не сумел различить на общем фоне полупрозрачную, существующую вне материи субстанцию.

Я медленно приближался к конечной цели своего короткого путешествия, не обращая внимание на наво, который настойчиво торопил меня, посылая быстрые и резкие сигналы. От объекта исходила жизненная сила, завораживая своей чистой светлой спокойной энергией. Казалось, что мир вокруг замер, а временная материя сделалась вязкой и тягучей. И вдруг я почувствовал, что внутри телесной сущности существует ещё одна жизнь. Она была совсем крошечной и едва теплилась в недрах объекта. У неё почти полностью отсутствовала энергия, по-крайней мере, я её едва различал. Но моё эфемерное естестество не могло ошибиться. Жизнь пульсировала, звала и притягивала своей беспомощностью и беззащитностью. Мне показалось, что я всегда хотел слиться в единое целое с этой ничтожно маленькой зарождающейся жизнью. Всепоглощающее желание спровоцировало небольшой рывок вперёд, и тут же непонятно откуда возникшая сила подхватила меня и стремительно потащила к объекту. Больше моё естество ничего не успело осознать. Окружающий мир завертелся в бешеном круговороте, и всё перестало быть.

Автор: Пётр Шакин

2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12
13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23