Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Закапывание в землю живьём

В XVII – XVIII веках в России существовал такой вид смертной казни как закапывание в землю живьём. Данный вид наказания был прописан в 22 главе «Соборного уложения» от 1649 года. Применялся он только к женщинам, убившим своих мужей. Преступниц закапывали в землю по горло. Иногда лишь по грудь, но практиковалось такое гораздо реже.

Примечательно то, что данный вид смертной казни проводился в людных местах. А людными в те времена были торговые ряды и городские площади. Вот прямо в таком месте и вершилось возмездие. Рядом с торчащей из земли головой ставили часового. Он отгонял всех тех, кто пытался помочь страдающему человеку. Приговорённую запрещалось поить и кормить. Единственное, разрешалось давать деньги на гроб и церковные свечи.

Закопанная в землю живьём женщина и висящий на крюке мужчина

Такую казнь можно назвать настоящим изуверством, но никак не справедливым возмездием за совершённое преступление. Человек стоял вертикально, зажатый со всех сторон грунтом. Постепенно его организм начинал испытывать охлаждение. Невозможно было вдохнуть воздух полной грудью, а это вызывало дополнительные мучения.

Если власти выносили решение ускорить смерть приговорённой, то тогда вокруг жертвы уплотняли грунт. Делалось это обычно с помощью колов. Плоским торцом стучали по земле, а та с каждым ударом уплотнялась и сдавливала грудь всё сильнее и сильнее. В конце концов, обречённая уже не могла вдыхать воздух и умирала от удушья.

Но гораздо чаще с закопанными преступницами не делали ничего. Без воды, еды, сдавленные со всех сторон землёй они мучительно умирали в течение нескольких суток. Летом мучения длились гораздо дольше, чем зимой. Но, как правило, больше 6 дней ни одна осуждённая не выдерживала. Лишь в 1731 году женщина по имени Ефросинья, закопанная в Москве на торговой площади, продержалась целый месяц и умерла на 31-й день.

В отдельных случаях приговорённым к смертной казни через закапывание в землю живьём даровали жизнь. В 1677 году женщина по фамилии Жукова простояла закопанной по горло в течение суток. За неё подали ходатайство монахини из местной общины, и осуждённую откопали. После этого она была пострижена в монахини.

История знает ещё 2 случая, когда приговорённых к ужасной казни выкапывали из земли. Эти несчастные пробыли в грунте 3-е суток. Их освободили, но женщины находились в состоянии крайнего упадка сил. Неизвестно, сколько они прожили после того, как родились 2-й раз.

Нужно сказать, что описанием подобных казней в основном занимались иностранцы. У себя на родине они видели истязания и похуже, чем в России, но подобный способ умерщвления людей у них не практиковался. Так английских дипломат Чарльз Уитворт описал одну из таких казней, свидетелем которой стал в 1706 году. Этот искушённый в государственных делах барон изложил на бумаге следующее:

– Казнили молодую богатую купчиху, убившую своего престарелого мужа. Для этой цели на торговой площади вырыли глубокую и узкую яму. В неё опустили приговорённую к смерти женщину и засыпали землёй по плечи. Прямо перед глазами обречённой установили плаху. На ней обезглавили служанку, которая помогала закопанной убийце. Другим сообщником был любовник преступницы. Его повесили над обезглавленной служанкой. Два трупа оставались перед глазами женщины-убийцы в течение целых суток. Затем их убрали по настоятельному требованию народа. Главная же преступница оставалась без пищи и воды 3-е суток. По истечению этого срока вокруг неё уплотнили почву, и женщина очень быстро умерла.

Описал подобный случай с закопанной в землю живьём женщиной и писатель Алексей Толстой в своём романе «Пётр I». Дело было зимой, и царь, перекинувшись несколькими словами с несчастной, повелел отрубить ей голову.

Данный вид казни существовал в просвещённое время, когда лучшие европейские умы призывали людей к человеколюбию и гуманности. Но можно допустить, что призывали они проявлять гуманность к честным и законопослушным гражданам. Что же касается преступников, то находились те по другую сторону баррикад, и прогрессивные идеи их не касались.

Станислав Кузьмин