Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки
Летучая мышь

Таланты на продажу
(мистический триллер)

Слякотно, грязно, мерзко. Михаил отвернулся от окна, окинул взглядом комнату. Здесь также порадовать глаз было нечему. Старый шкаф, кровать с серым мятым покрывалом. На стене ковёр, оставшийся ещё от родителей. В углу притулился маленький столик с наваленными на нём в беспорядке журналами. Вся обстановка красноречиво говорила о низком материальном достатке, а также неспособность или нежелание хозяина квартиры создать элементарный уют и наладить более-менее приемлемый быт.

Мужчина прошёл на кухню, зажёг газ, поставил чайник. Язычки пламени начали весело лизать потускневшее от многолетнего использования железное дно. Высветили жёлтые разводы на поверхности плиты, липкое тёмное пятно, оставшееся от пролитого супа, лишний раз подчеркнули беспорядок и неухоженность помещения и нерадивость его хозяина.

Маленькая чёрствая корка хлеба попала под тапок и жалобно хрустнула. Михаил не стал наклоняться. Движением ноги от отправил крошки в пыльный угол и, отодвинув табуретку, сел за стол.

Через приоткрытую форточку окна проник ветерок. Его слабое дуновение шевельнуло тёмно-жёлтые занавески, которые когда-то имели более яркий и сочный цвет. Не отличалось свежестью и кухонное полотенце, лежащее скомканной тряпкой на краю стола.

Резко и громко прозвенел входной звонок, разорвав унылую тишину. Хозяин квартиры вздрогнул от неожиданности, так как отвык от этого звука. Навещали его в последнее время редко, а поэтому жизнерадостный сигнал внешнего мира, просящегося в гости, привёл человека в состояние растерянности.

Звонок повторился. В этот раз он был более длинным и настойчивым. Тот, кто находился по ту сторону двери, видимо очень хотел попасть внутрь, хотя в этой квартире ему не светило получить, ни материальных благ, ни душевной теплоты.

Слабое чувство надежды шевельнулось в груди Михаила. Он встал, подошёл к двери, посмотрел в глазок. Тёмный человеческий силуэт, смутно просматривающийся через мутное стекло, мало что сказал хозяину неухоженной квартиры. Единственное, что можно было определить – это пол звонившего. По ту сторону двери находился мужчина. Об этом свидетельствовала шляпа на голове и белое пятно под шеей, разделённое надвое тёмной полосой.

Видимо это были рубашка с галстуком, а визит скорее носил официальный характер, так как в таком виде неотягощённые полномочиями граждане в гости не ходят.

– Кто? – Голос прозвучал очень неуверенно и даже жалобно. Михаил это отметил и испытал чувство досады на себя.

– Михаил Степанович Рудаков? Мне нужно с вами поговорить. – Спокойная, лишённая каких-либо интонаций речь лишний раз подтвердила, что это скорее всего, действительно, официальный визит.

– Что вам нужно? – На этот раз мужчина постарался произнести фразу более уверенным и бодрым голосом.

– У меня к вам деловой разговор. Я думаю, он вас заинтересует.

– А что собственно… – начал было Михаил, но подумал, что ведёт себя неприлично, заставляя ждать официального представителя на лестничной площадке.

Он щёлкнул замком, приоткрыл противно заскрипевшую дверь. Визитёр сделал шаг назад, чтобы хозяин квартиры смог его получше рассмотреть. Света в коридоре было мало. Лампочка возле лифта отбрасывала тусклый свет. Тот достигал только спины незнакомца, оставляя его лицо в тени.

Высокий рост, старомодная чёрная шляпа, чёрное длинное пальто, белая рубашка, чёрный галстук, чёрные брюки и чёрные ботинки. Даже не различая черты лица, Михаил отметил, что раньше этого человека никогда не видел.

– Что это он весь в чёрном-то, – мелькнула невольная мысль, – может быть связан с похоронными услугами?

Мужчина быстро перебрал в уме своих ближайших родственников. Да нет, вроде все они в добром здравии, хотя жизнь полна неожиданностей.

– Мне настоятельно нужно с вами пообщаться, милостивый государь. – Голос у незнакомца был низкий, в нём чувствовалась внутренняя сила и уверенность. В то же время фраза прозвучала так старомодно и непривычно, что Михаил совсем растерялся и невольно попятился, пропуская странного человека в квартиру.

В прихожей хозяин щёлкнул выключателем, и тот залил ярким светом тесное пространство. Черты лица гостя осветились. Густые чёрные брови, крупный орлиный нос, тонкие губы, тяжёлый подбородок. Глаза жгуче-чёрные, большие. Они, не мигая, уставились на Михаила.

Тот невольно поёжился, ощутив себя вдруг несмышленым робким маленьким мальчиком, рядом с мудрым и властным наставником.

Гость явно почувствовал смущение хозяина квартиры. Однако в его поведении ничто не изменилось. Он держался с достоинством, но в то же время в нём чувствовалась учтивость и уважительность. Никакого намёка на наглость или превосходство не было и в помине.

– Вы позволите пройти в комнату? – Фраза опять прозвучала невозмутимо и спокойно.

– Да, конечно. Снимите пальто, шляпу; вот сюда, пожалуйста, повесьте. – Михаил указал на вешалку.

Незнакомец снял верхнюю одежду, выжидающе посмотрел на хозяина. Тот секунду поколебался. Беспорядок и откровенная нищета так и били в глаза, но куда было деваться. Гость уже оказался в квартире, оставалось только пригласить его в залу, продемонстрировав тем самым свою полную несостоятельность как добытчика, так и мужчины.

В углу комнаты стояло кресло с потёртой обивкой. Именно в него странному господину и было предложено сесть. Сам хозяин устроился на расшатанном стуле и, уже не скрывая любопытства, приготовился выслушать неожиданного визитёра.

Михаил невольно отметил, что волосы у гостя чёрные и густые. На вид тому можно было дать далеко за пятьдесят, однако никакого намёка на седину в пышной шевелюре не наблюдалось. Впрочем, незнакомец мог красить свою растительность на голове или вообще носить парик.

– Я пришёл к вам, Михаил Степанович, с очень интересным и привлекательным коммерческим предложением, – очень спокойным тоном начал свою речь странный господин.

Неожиданно он замолчал, потянул носом воздух и заметил: «У вас кажется что-то горит на кухне». Михаил вспомнил про закипающий чайник, вскочил со стула.

– Не беспокойтесь, газ уже потушен. – Гость позволил себе слегка улыбнуться.

– Я пойду его перекрою.

– Не извольте себя утруждать. Всё уже сделано.

– Да как же? Мы же с вами и на кухне не были.

– Да поверьте уж.

– Ну не знаю. – Михаил растеряно развел руками, однако на кухню не пошёл, а опять сел на стул.

– Странно всё это, – подумал он, и необъяснимое чувство тревоги шевельнулось где-то глубоко в душе.

– Так вот, вернёмся к делу, – незнакомец опять был сама невозмутимость. – Вы, как мне достоверно известно, актёр кино и театра. Причём неплохой, я бы даже сказал, превосходный актёр. У вас есть несомненный талант, мастерство. Вы успешно снялись в хорошем фильме в главной роли. Перспективы были самые радужные, надежды лучезарные, но дальнейшая карьера не сложилась. После первого быстрого успеха наступила полоса неудач. Длится она уже восемь лет, а просвета нет. Вам иногда дают эпизодические роли, в то время как ваши товарищи, менее талантливые чем вы, успешно и много снимаются, зарабатывают хорошие деньги и пользуются всенародной популярностью и любовью. Неудачи действую на вас угнетающе. С женой вы развелись, вернее она бросила вас, посчитав никчемным человеком. Для знакомых вы неинтересны, режиссёры не обращают на вас никакого внимания, женщины вас сторонятся, считая неудачником.

– Я не умею нравиться тем, от кого зависят роли и успех, – хмуро заметил Михаил.

– Несомненно, – с готовностью кивнул странный гость, – этого дара у вас нет, хотя актёрский талант выше всяких похвал. Но, как вы уже сами убедились, кроме таланта нужны ещё и другие качества: умение себя подать, произвести впечатление, заручиться поддержкой кого-нибудь из мира сильных сего. Вы не умеете приспосабливаться к обстоятельствам, вы не можете попасть в струю и найти правильную линию поведения. Отсюда все ваши неудачи, фатальный неуспех и нищета.

– Таких как я – очень много, – с вызовом сказал Михаил, отметив в то же время, что гость довольно бестактный и жестокий человек. Он, ничуть не смущаясь, режет правду в глаза, абсолютно не беспокоясь о том, что может лишний раз причинить собеседнику психологическую травму.

– Вы абсолютно правы, Михаил Степанович. Подобных вам великое множество. Вы даже представить себе не можете, сколько невостребованных талантов гибнет вот в таких вот квартирах. Эти люди никому не нужны, потому что они не могут приспособиться к существующим реалиям. В силу различных черт характера эти господа оказываются на обочине жизни. Посредственности правят бал и получают от судьбы все блага, а одарённые и яркие спиваются и умирают. Вы когда последний раз лечились от алкоголизма?

– Ну если вы всё про меня знаете, то, наверное, и это для вас не секрет.

– Полгода назад. Держитесь вы уже шесть месяцев, сорваться же можете в любую минуту.

– Вам-то какое дело до всего этого? Ну талантливый я, ну невостребованный – и что теперь!? – Михаил начал злиться на странного господина. Ему непонятно было, что тот вообще хочет и чего добивается.

– Поэтому я и здесь, – очень серьёзно произнёс незнакомец. Его большие чёрные глаза ничего не выражали, но взгляд как будто пронзал Михаила насквозь, проникал в душу, в самые сокровенные глубины мозга.

– Вы хотите предложить мне работу? Вы хотите, чтобы я реализовал свой талант? – в голосе хозяина неухоженной квартиры явственно прозвучали слабые нотки надежды.

– Да, я хочу реализовать ваш талант, но несколько иным способом, нежели вы думаете. Я хочу у вас его купить.

– То есть как!?

– Да очень просто. Купить, то есть заплатить вам за него деньги, причём заметьте – хорошие деньги.

– Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду. – Михаил так растерялся, что даже встал со стула и застыл перед незнакомцем в неудобной позе, расставив ноги и вытянув вперёд согнутые в локтях руки.

– Да вы сядьте, Михаил Степанович. В ногах, как известно, правды нет.

– А где же правда?

– Я её вам только что сказал. Она для вас неприятна – не спорю, но другой нет.

– Если честно, я не могу даже представить, что всё это значит. Как это – купить талант? Разве такое возможно!? Талант – дар божий. Он даётся с рождением и уходит в небытие вместе со смертью.

– Вы глубоко ошибаетесь, милостивый государь. Есть возможность забрать у человека талант при его жизни. Тут главное, чтобы носитель этого дара согласился передать его другому. Заметьте – добровольно передать, но никак не по принуждению. Только в этом случае сделка признаётся действительной.

– И как же всё это осуществляется, извините, технически? Операция на мозг что ли?

– Ни в коем случае. Скальпель – не мой профиль. Я использую совсем иные методы.

– Что же они из себя представляют?

– Мы с вами подписываем договор – после этого вы засыпаете. Просыпаетесь уже без таланта, но зато обеспеченным человеком.

– Какую же сумму вы готовы заплатить мне?

– Хочу вас заранее предупредить, уважаемый Михаил Степанович, что я объективно оцениваю возможности потенциального донора. Это я к тому, что никакой торг неуместен.

– Ну говорите же. Мне правда интересно, сколько я стою.

– Ваш талант стоит триста тысяч долларов.

– И эти деньги я смогу сразу получить? – Голос Михаила слегка осип, и он наконец-то сел на стул.

– Сразу же после подписания договора вы получите оформленную на вас банковскую карту. На счету будет лежать вышеназванная сумма. Это ваши деньги, и вы сможете распоряжаться ими по-своему усмотрению.

– Когда можно осуществить эту сделку?

– Прямо сейчас.

– А деньги?

– Мы с вами подписываем договор, и тут же деньги. На всё про всё уйдёт максимум десять минут.

– Но я же должен ещё уснуть.

– Ваш сон продлится не более часа. Затем вы проснётесь и будете жить в своё удовольствие.

– Без таланта?

– Естественно, ведь я же его у вас куплю.

– А что с ним будет?

– На этот вопрос, уважаемый Михаил Степанович, я не могу вам дать ответ.

– А вдруг мой талант начнёт приносить вред людям?

– Ну, во-первых, это уже будет не ваш талант, вы же его добровольно передадите мне, а во-вторых, скажите честно: много вы видели добра от этих самых людей, что так печётесь об их благополучии и безопасности.

– Те, кого я знаю, добра мне не сделали. Но существует много других людей. Среди них, наверное, есть и добрые, и благородные, и достойные. Почему же я должен причинять им зло.

– Михаил Степанович, мы с вами отвлеклись от темы. Эта полемика нас ни к чему не приведёт. Зло, добро – понятия относительные. Для кого-то благо, для кого-то горе. Ну вы же сами всё прекрасно понимаете. Так что – по рукам?

В душе Михаила царила буря. Лёгкость, с которой он мог заработать такие огромны деньги, просто выбивала его из колеи. Соблазн был велик. Он мог отремонтировать квартиру, успешно жениться, посмотреть мир. А талант? Что проку от него. Одни душевные метания, обострённое восприятие окружающего мира, мысли и чувства, которые невозможно реализовать в действие. А самое главное – никакой перспективы. Всё закончится очередным срывом, затяжным пьянством, а если уж совсем не повезёт, то и смертью.

Михаил посмотрел в большие чёрные глаза странного незнакомца. Они ничего не выражали. Не было в них ни чувств, ни мыслей. Полная пустота, бездна. Мужчина физически ощутил, как этот бесстрастный взгляд затягивает его в какую-то тёмную воронку, лишает воли, разума, собственного «Я». С другой стороны, этот господин предлагал ему деньги, будущее, причём сразу, сейчас, как говорится, не отходя от кассы.

– Я согласен, – тихо и подавленно сказал он, глядя в чёрные пустые зрачки.

– Ну вот и славно. – Голос гостя ничуть не потерял своей невозмутимости, а вот его глаза… На долю секунды в них мелькнуло осмысленное выражение. Это было не торжество, не удовлетворение от удачно проведённой сделки. Брезгливо-насмешливая искорка сверкнула совсем рядом с радужной оболочкой и тут же погасла.

Тонко чувствующую окружающий мир натуру артиста передёрнуло. Вначале возникло чувство стыда и отвращения к себе, затем появилась антипатия к сидящему напротив гостю. Все эти душевные перепады Михаилу были давно знакомы. Именно они всегда и мешали ему наладить контакты с нужными людьми, установить дружеские отношения с неприятными для него личностями и устроить свою творческую судьбу.

Михаил знал, что за этим последует, но поделать с собой уже ничего не мог. Его душа расправила крылья, стряхнула с себя все сомнения, почувствовала свободу и лёгкость. Кураж – именно так всегда он называл это состояние. Без него не может состояться ни одна творческая личность. Хозяин неухоженной квартиры не был исключением, недаром же у него пытались купить талант за триста тысяч долларов.

Он посмотрел на странного незнакомца весёлыми шальными глазами и уверенным, слегка насмешливым голосом произнёс:

– Простите, мы вот тут с вами общаемся, а вы даже не представились.

– Я не думаю, что это обязательно, – произнёс гость, пристально рассматривая Михаила. Он явно заметил изменения в мужчине, но не мог понять их причину.

– Отнюдь, это по-крайней мере неучтиво с вашей стороны, да и мне с вами разговаривать неудобно. Хотелось бы всё-таки знать ваше имя и отчество.

– В подобных ситуациях я никогда не представляюсь.

– Ах в подобных! И часто они у вас бывают?

Гостю нельзя было отказать в уме и проницательности. Он резко встал, нахмурил брови:

– Я так понимаю – сделка не состоялась?

– Вы абсолютно правильно всё понимаете. Я передумал.

Незнакомец прошёл в прихожую, надел шляпу и пальто. Он взялся за ручку двери, пристально глядя в глаза Михаилу, произнёс: «Ошибся первый раз в жизни. Ваш талант стоит дороже», – и вышел на тёмную лестничную площадку.

Автор: Пётр Шакин

Человек в чёрном

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12
13  14  15  16  17
В раздел: Нечистая сила