Главная            О проекте            Карта сайта            Обновления            Ссылки

Блатной жаргон

Преступность была всегда. Она существовала в Древнем Египте, в Древней Греции, Римской и Китайской империях. Затем вместе с феодальным строем перебралась в средневековую Европу, а в наше время приобрела наиболее изощрённые формы за счёт наркотиков, мафии и коррупции.

Надо сразу сказать, что преступники и честные люди – это два параллельных мира. Соприкасаются они только в момент преступления. Всё остальное время пребывают в разных измерениях. Законопослушному гражданину нечего делать в воровских притонах, а вору будет скучно и неинтересно в интеллигентной компании.

Танцующие мужчины

Данная специфика наложила свой отпечаток не только на манеру общения и круг интересов, но и на разговорную речь. Уже давным давно у преступников выработался свой особый язык. Носит он название "блатной жаргон" и кардинально отличается от языка честных людей. Одна из главных его задач заключается в том, чтобы непосвящённые не смогли понять, о чём идёт речь. Для наглядности давайте рассмотрим два текста.

"Игорь был нехилый пахан. Он в натуре катил бочку на окружающих кентов и вообще жил не по понятиям. Наехал на деревянную братву. В городе пошли левые базары. И деревянные пришили пахана. Осталась мамочка одна. Деревянный пахан раскатал губу и захотел взять Ольгу на понт. Но конкретно обломался. Братэла Мал был лохом и не въехал в проблему. Мамаша затеяла крутую разборку. Потом она прикинулась батоном, накидала деревянным на уши лапши, но прокатила, как молодых…"

Неискушённый человек не сможет правильно воспринять вышеизложенную информацию, но давайте переведём её на нормальный язык.

"В 945 году князь Игорь собирал дань. По правилам собиралась она 2 раза в год. Но Игорь пожадничал и поехал за данью во "внеурочное" время. За это древляне его убили, по решению своего вече. Жена Игоря, великая княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам и их князю Малу, который собрался к ней свататься. Первых послов Ольга приказала живыми закопать в землю. Второе посольство – сжечь. Затем, взяв с собой дружину, пришла к древлянам и пригласила всех знатных бояр к себе в лагерь якобы на пир. Гости перепились, и дружина их зарубила.

После этого Ольга объявила, что больше мстить не намерена. В знак примирения она велела всем жителям принести голубей – по одному с каждого дома. К лапам голубей привязали паклю, подожгли и отпустили птиц. Те вернулись к родным домам и сели на крыши. Крытые соломой, они моментально вспыхнули. Город выгорел дотла".

Великий русский учёный и лексикограф Владимир Иванович Даль (1801-1872) считал, что блатной жаргон вначале представлял собой язык коробейников. Этой деятельностью в прошлые столетия занимался народ офени. Его представители были довольно многочисленны на Руси в VII–XII веках. Затем офенский народ по непонятным причинам стал вымирать. Эти люди во все времена сохраняли свою культура и язык. Именно из него жулики, карманники и воры позаимствовали слова для общения друг с другом. Отсюда и идёт вопросительная фраза: "По фене ботаешь?"

Одним словом, народ исчез, а феня осталась. Ею стали пользоваться все те, кто любил нарушать закон. На фене общались воровские шайки, а также заключённые, которые сидели в темницах и на каторге. Уголовники со стажем даже отвыкали от родного языка, полностью переходя на воровской жаргон. С годами и десятилетиями он естественно видоизменялся, дополнялся новыми словами и выражениями. Но по прошествию столетий полноценным языком не стал, а так и остался жаргоном.

Воровская речь развивалась очень быстро. Причём каждая малина считала своим долгом иметь блатной жаргон, непохожий на другие. На Дерибасовской говорили так, а на Молдаванке по-другому. Нужно также учесть, что в царской России профессиональный уголовный мир был строго специализирован. Он подразделялся на карманников, шулеров, гопстопников, медвежатников, фальшивомонетчиков и многих других.

В больших городах существовали специальные школы, где детей опытные мастера обучали воровскому ремеслу. Если мальчика или девочку с 10 лет натаскивали на карманные кражи, то это уже была "профессия" на всю жизнь. Карманник не мог быть гопстопником или шулером. Он развивал и совершенствовал мастерство только в своей сфере деятельности.

Каждый такой профессиональный клан стремился к тому, чтобы развивать свою строго специфическую воровскую речь. К этому обязывали особенности "профессии". Но также существовало очень много общепринятых выражений. К началу XX века феня насчитывала порядка 4 тысяч слов. Однако популярна она была только в воровской среде. Ситуация изменилась в 30-е годы, когда в лагеря сплошным потоком пошли люди, никак не связанные с криминалом.

Рука человека и колючая проволока

Всего за несколько десятилетий воровской лексикон претерпел значительные изменения. Он дополнился множеством новых выражений и увеличился до 10 тысяч слов. Но в основном это был пассивный запас. Часто же употреблялось, да и сейчас употребляется, порядка 400 слов. Этого вполне достаточно для общения в воровской среде.

Но знания одной фени – мало. Образ вора складывается из многих признаков. Это манера носить головной убор, походка, жесты и, конечно же, татуировки. Знающему человеку они могут рассказать очень много.

В наши дни блатные выражения пользуются большой популярностью. Их употребляют все, кому не лень. Но "блатари" относятся к "наблатыканным", то есть к тем, кто нахватался жаргонных слов, с откровенной неприязнью. Главное отличие вора от фраера в том, что феня для него является родным языком. Фраер же козыряет жаргонными выражениями ради шутки. Он намеренно вульгаризирует свою речь, иногда даже не понимая подлинного смысла слов.

Сотрудники правоохранительных органов во все времена изучали блатной жаргон. Эти знания им были необходимы для служебной деятельности. В советской России существовали специальные справочники для служебного пользования. А вот первый словарь, доступный всем желающим, появился в начале 90-х годов. В наши дни таких словарей очень много. Они представляют определённый познавательный интерес. Однако овладеть феней, прочитав словарь, нельзя, так как она сродни иностранному языку. Тут нужна практика.

Но нужно ли понимать воровскую речь человеку, не имеющему никаких связей с криминальным миром? Это личное дело каждого. Следует только учитывать, что жаргон рассчитан не на интеллект, а на эмоции. Его знание не принесёт никакой пользы. Можно лишь сделать свою речь беднее и хуже. Впрочем, в наши дни "ботать по фене" считается модным. Вот только куда приведёт эта мода – неизвестно.

Владимир Чернов

В раздел: Нечистая сила